Наши любимые советские фильмы, мультики, музыка из кино, плакаты и фото

   
   
 

Все цитаты из советских фильмов


......2 страница......


Собачье сердце


...................................................................................................................................................................................

- Как это вам, Филипп Филиппович, удалось подманить такого нервного пса?
- Лаской, лаской. Единственным способом, который возможен в обращении с живым существом.


- Террором ничего поделать нельзя. Это я утверждал, утверждаю и буду утверждать.
Они думают, что террор им поможет. Нет, нет, не поможет.
Какой бы он ни был - белый, красный, даже коричневый.


- Годы показаны неправильно. Вероятно, 54-55. Тоны сердца глуховаты.
- Прошу вас.
- Здравствуйте, профессор.
- Сколько вам лет, сударыня?
- О, профессор... Если бы вы знали, профессор, клянусь, какая у меня драма.
- Лет, я вам говорю, сколько?
- Честное слово... Ну, 45.
- Сударыня, меня ждут. Не задерживайте, пожалуйста, вы же не одна.
- Я вам как одному, как светиле науки.
- Сколько вам лет, сударыня?
- Это просто ужасно. 51.


- Похабная квартирка. Но до чего хорошо. А на какого чёрта я ему понадобился?
Неужели же жить оставит? Вот чудак. Да ведь ему только глазом мигнуть, он таким бы псом обзавёлся, что ахнуть.


- А сову эту мы разъясним.


- Мы к вам, профессор, и вот по какому делу.
- Вы напрасно, господа, ходите без калош. Во-первых, вы простудитесь.
А во-вторых, вы наследите мне на коврах. А все ковры у меня персидские.


- Во-первых, мы не господа.
- Во-первых, вы мужчина или женщина?
- Какая разница, товарищ?
- Я женщина.


- Мы - новое домоуправление нашего дома. Я - Швондер, она - Вяземская.
Товарищ Пеструхин и товарищ Жаровкин.
- Скажите, это вас вселили в квартиру Фёдора Павловича Саблина?
- Нас.
- Боже, пропал дом. Что будет с паровым отоплением?
- Вы издеваетесь, профессор?
- Да какое там из...


- Мы к вам, профессор, вот по какому делу. Мы, управление нашего дома, пришли к вам после общего собрания жильцов нашего дома, на котором стоял вопрос об уплотнении квартир дома.
- Кто на ком стоял? Потрудитесь излагать ваши мысли яснее.


- И где же я должен принимать пищу?
- В спальне.


- Это какой-то позор...


- Если бы сейчас была дискуссия, я доказала бы Петру Александровичу...
- Виноват, вы сию минуту хотите открыть дискуссию?


- ...Предлагаю вам взять несколько журналов в пользу детей Германии.
- По полтиннику штука.
- Нет, не возьму.
- Но почему вы отказываетесь?
- Не хочу.
- Вы не сочувствуете детям Германии?
- Сочувствую.
- А, полтинника жалко?
- Нет.
- Так почему же?
- Не хочу.


- Знаете ли, профессор, если бы вы не были европейским светилом и за вас не заступились бы самым возмутительным образом вас следовало бы арестовать.
- За что?
- А вы не любите пролетариат.


- Не скажите, Филипп Филиппович все утверждают, что новая очень приличная, 30 градусов.
- А водка должна быть в 40 градусов, а не в 30, это во-первых.
- А во-вторых, Бог знает, чего они туда плеснули.
- Вы можете сказать, что им придёт в голову?
- Всё что угодно.


- Заметьте, Иван Арнольдович, холодными закусками и супом закусывают только недорезанные большевиками помещики.
Мало-мальски уважающий себя человек оперирует закусками горячими.


- Еда, Иван Арнольдович, штука хитрая. Есть надо уметь.
А представьте себе, что большинство людей есть вовсе не умеют.
Нужно не только знать, что есть, но и когда, как, и что при этом говорить.
А если вы заботитесь о своём пищеварении, мой добрый совет:
...не говорите за обедом о большевизме и о медицине.


- И, Боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет.
- Да ведь других нет.
- Вот никаких и не читайте. Я произвёл 30 наблюдений у себя в клинике.
И что же вы думаете?
Те мои пациенты, которых я заставлял читать "Правду" теряли в весе.
Мало этого, пониженные коленные рефлексы, скверный аппетит и угнетённое состояние духа. Да.


- Опять общее собрание сделали.
- Опять? Ну теперь, стало быть, пошло. Пропал дом. Всё будет как по маслу.
Вначале каждый вечер пение, затем в сортирах замёрзнут трубы, потом лопнет паровое отопление и так далее.


- А что означает эта ваша разруха? Старуха с клюкой?
Ведьма, которая вышибла все стёкла, потушила все лампы?
Да её вовсе не существует, доктор. Что вы подразумеваете под этим словом?
А это вот что. Когда я, вместо того, чтобы оперировать, каждый вечер
начну в квартире петь хором - у меня настанет разруха.


- Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза
и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна - в уборной начнётся разруха. Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах.


- Контрреволюционные вещи говорите, Филипп Филиппович.
- А, ничего опасного. Никакой контрреволюции.
Кстати, вот ещё слово, которое я совершенно не выношу.
Абсолютно неизвестно - что под ним скрывается? Чёрт знает что.


- Мерси. Я вам сегодня вечером не нужен, Филипп Филиппович?
- Нет, благодарю вас. Мы сегодня ничего делать не будем.
Во-первых, кролик издох. А, во-вторых, в Большом "Аида".
А я давно не слышал, помните дуэт? Ко второму акту поеду.


- Как это вы успеваете, Филипп Филиппович?
- Успевает всюду тот, кто никуда не торопится.
Я за разделение труда, доктор. В Большом пусть поют, я буду оперировать.
И очень хорошо. И никаких разрух.


- Я красавец. Быть может, неизвестный собачий принц. Инкогнито.
Очень возможно, что бабушка моя согрешила с водолазом.
То-то я смотрю, у меня на морде белое пятно. Откуда, спрашивается?


- Ошейник - всё равно что портфель. Я вытащил самый главный собачий билет.


- Профессия - игра на балалайке по трактирам.
Причина смерти - удар ножом в сердце в пивной "Стоп-сигнал".


- Значит, Тимофеевна, вы желаете озвездить свою двойню?
- Да мне бы имена им дать.
- Ну что ж, я предлагаю такие имена: ...Баррикада, Бебелина, Пестелина...
- Нет, нет, нет. Нет. Лучше назовём их просто: Клара и Роза.
В честь Клары Цеткин и Розы Люксембург, товарищи.


- Профессор, на наших глазах происходит чудо.
- А вы знаете, что такое "абырвалг"? Это... ГЛАВРЫБА, коллега, только наоборот.
Это ГЛАВРЫБА.


- В очередь, сукины дети, в очередь!


- Примус. Признание Америки. МОСКВОШВЕЯ. Примус.
Пивная. Ещё парочку. Пивная. Ещё парочку.


- Дарья Петровна вам мерзость подарила, вроде этих ботинок. Что это за сияющая чепуха?
- Чего я, хуже людей? Пойдите на Кузнецкий - все в лаковых.


- А, уж конечно, как же, какие уж мы вам товарищи! Где уж. Мы понимаем-с!
Мы в университетах не обучались. В квартирах по 15-ти комнат с ванными не жили.
Только теперь пора бы это оставить. В настоящее время каждый имеет своё право.


- Пальцами блох ловить! Пальцами! Не понимаю: откуда вы их только берёте?
- Да что ж, развожу я их, что ли? Видно, блохи меня любят.


- ДокУмент, Филипп Филиппыч, мне надо.
- ДокУмент? Черт... А может... как нибудь...
- Это уж, извиняюсь. Сами знаете, человеку без документов строго воспрещается существовать. Во-первых, домком...
- Но при чём тут домком?
- Как это при чём? Встречают, спрашивают - когда же ты, говорят, многоуважаемый, пропишешься?


- Довольно обидные ваши слова.


- Ну и что же он говорит, этот ваш прелестный домком?
- Вы его напрасно прелестным ругаете. Он интересы защищает.
- Чьи интересы, позвольте осведомиться?
- Известно чьи. Трудового элемента.
- Вы что же, труженик?
- Да уж известно - не нэпман.


- Ну что же ему нужно в защиту ваших революционных интересов?
- Известно что - прописать меня.
Они говорят, где это видано, чтоб человек проживал непрописанный в Москве.


- Но позвольте узнать, как же я вас пропишу? У вас же нет ни имени, ни фамилии.
- Это вы несправедливо. Имя я себе совершенно спокойно могу избрать.
- Пропечатал в газете и шабаш.
- И как же вам угодно именоваться?
- Полиграф Полиграфович.


- А фамилию, позвольте узнать?
- Фамилию? Я согласен наследственную принять.
- А именно?
- Шариков.


- Бить будете, папаша?
- Идиот.


- Ты что это, леший, её по всей квартире гоняешь! Набирай вон в миску.
- Да что в миску, она в парадное вылезет.
- Ой, дурак. Дурак.


- До чего вредное животное.
- Это кого вы имеете в виду, позвольте вас спросить?
- Кота я имею в виду. Такая сволочь.


- Я водочки выпью.
- А не будет Вам?


- Вот всё у вас, как на параде. Салфетку - туда, галстук - сюда.
Да "извините", да "пожалуйста-мерси". А так, чтобы по-настоящему. - это нет.
Мучаете сами себя, как при царском режиме.
- А как это "по-настоящему", позвольте осведомиться?
- Желаю, чтобы все.


- Эту, как ее, переписку Энгельса с этим, как его, дьявол... с Каутским.
- Позвольте узнать, что вы можете сказать по поводу прочитанного?
- Да не согласен я.
- Что, с Энгельсом или с Каутским?
- С обоими.


- Да, и что Вы можете со своей стороны предложить?
- Да что тут предлагать? А то пишут, пишут... Конгресс, немцы какие-то.
Голова пухнет! Взять всё, да и поделить.


- Кто убил кошку мадам Поласухер, кто?
- Вы, Шариков, третьего дня укусили даму на лестнице.
- Да она меня по морде хлопнула! У меня не казённая морда!
- Потому что вы её за грудь ущипнули!


- Доктор, ради Бога, съездите с ним в цирк. Только посмотрите в программе - котов нету?
- И как такую сволочь в цирк допускают?


- Иван Арнольдович, покорнейше прошу, пива Шарикову не предлагать.


- Однако не следует думать, что здесь какое-то колдовство или чудо.
Ничего подобного! Ибо чудес не бывает. Как это доказал наш профессор Преображенский.
Всё построено на силах природы с разрешения месткома и культпросветкомиссии.


- Я не господин. Господа все в Париже.


- Тем более не пойду на это.
- Да почему?
- Но вы-то не величина мирового значения.
- Ну где уж.
- Ну так вот. А бросить коллегу в случае катастрофы,
а самому выехать на мировом значении, это извините.
Я московский студент, а не Шариков.


- Я 5 лет выковыривал придатки из мозгов.
Вы знаете, какую колоссальную работу проделал. Уму непостижимо!
И спрашивается, зачем? Чтобы в один прекрасный день милейшего пса превратить в такую мразь, что волосы становятся дыбом?
- Исключительное что-то.
- Совершенно с вами согласен.


- Учти, Егоровна, если будешь жечь паркет в печке, всех выселю. Всё.


- Тем более, что Шариков ваш - прохвост. Вчера он взял в домкоме 7 рублей на покупку учебников. Собака!


- Позвольте вас спросить: почему от вас так отвратительно пахнет?
- Ну что ж, пахнет. Известно, по специальности.
Вчера котов душили-душили, душили-душили, душили-душили...


- Но позвольте, как же он служил в очистке?
- Я его туда не назначал. Ему господин Швондер дал рекомендацию.
Если я не ошибаюсь.


- Атавизм.
- Атавизм? А...
- Неприличными словами не выражаться!


- Так свезло мне, так свезло - просто неописуемо свезло. Утвердился я в этой квартире. Окончательно уверен я, что в моём происхождении нечисто.
Тут не без водолаза. Потаскуха была моя бабушка, царство ей небесное, старушке.




Служебный роман


...................................................................................................................................................................................

- Мы называем ее "наша мымра".


- Каждое утро в нашем заведении начинается одинаково.
Это уже обычай. Традиция.
Я бы сказал - ритуал.


- Она любопытна, как все женщины, и женственна, как все секретарши.


- Вы купили новые сапоги, Вера?
- Да вот еще не решила, Людмила Прокофьевна. Вам нравятся?
- Очень вызывающие. Я бы такие не взяла. А на вашем месте интересовалась бы сапогами не во время работы, а после нее.
- Значит, хорошие сапоги, надо брать.


- Ну и как там у них в Женеве?
- Сложно.


- По грибам вы большой специалист, товарищ Новосельцев.
- По грибам да.


- А музыка вас не увлекает, Людмила Прокофьевна? В каком-нибудь, любом виде?
- Я надеюсь, вы не собираетесь музицировать?
- Ага! Петь хочется!
- Какое несчастье...


- Подождите... Меня осенила догадка. Вы пьяны?
- Нет, что вы! Когда я пьян, я буйный. Вот... А сейчас я тихий.
- Мне повезло.


- Тихо вокруг,
Только не спит барсук.
Уши свои он повесил на сук,
И тихо танцет вокруг.


- Привет дебоширу.
- Привет...
- Ты можешь мне объяснить, какая вчера... Какая тебя муха укусила?


- Как же она могла оставить детей, Леонтьева? Она же мать!
- Ха-ха... Мать! Мать у них был Новосельцев.


- Ну всё, Новосельцев! Ваше дело труба.


- Почему вы все время виляете? Что вы за человек? Я не могу вас раскусить!
- Не надо меня кусать. Зачем... раскусывать? Не надо...


- Вы утверждали, что я черствая!
- Почему, мягкая.
- Бесчеловечная!
- Человечная.
- Бессердечная!
- Сердечная.
- Сухая!
- Мокрая!..


- Мы в вас души не чаем... Мы вас любим... ...в глубине души... Где-то очень глубоко...


- Что вы несете, ей-богу?!
- Демократичная наша, демократичная!..


- Что вы делаете? Вы что, плачете?
- Вы врываетесь ко мне в кабинет и говорите мне разные гадости!
- Перестаньте плакать! Что вы, вам по должности не положено.


- Что же, выходит, что все меня считают таким уж чудовищем?
- Не надо преувеличивать. Не все... Не таким уж чудовищем...


- Вам хорошо, Анатолий Ефремович. У вас... У вас дети.
- Да, двое: мальчик и... мальчик.


- Вера, вызовите ко мне, пожалуйста, самую светлую голову нашей с вами современности.
Как кого? Новосельцева, разумеется.


- Так, всем наплевать! А я сижу одна, ломаю голову,
что бы такое подарить Баровских, чтобы он получил удовольствие!
Присмотрела бронзовую лошадь в комиссионке!


- Ну вот что, начнем с обуви. Именно обувь делает женщину Женщиной.
- Разве?
- Шузы сейчас носят с перепонкой, на высоком каблуке...


- У вашей родственницы ноги красивые? Стройные?
- Ну... в общем-то... Ноги как ноги. Средние ноги, будем так считать.
- Ну понятно. Значит, неудачные ноги, Людмила Прокофьевна, надо прятать.
- Куда?
- Под макси!


- Ну и слава богу, я считаю. Куда лучше так... живенько, правда? А то как дом на голове...
- Ну если живенько, то лучше.


- Походка! Ведь вот как вы ходите?
- Как?
- Ведь это уму непостижимо! Вся отклячится, в узел вот здесь завяжется, вся скукожится, как старый рваный башмак, и вот чешет на работу!
Как будто сваи вколачивает!


- В женщине должна быть загадка.
Головка чуть-чуть приподнята. Глаза немножко опущены.
Здесь всё свободно. Плечи откинуты назад. Походка свободная, от бедра.
Раскованная, свободная пластика пантеры перед прыжком.


- А можно научиться так ходить или это недоступно?
- Ну, понимаете, можно, конечно, и зайца научить курить. В принципе, ничего нет невозможного.
- Вы думаете?
- Для человека с интеллектом.


- Ой, боюсь, что я не одолею эту науку...
- Ерунда, справитесь. Не волнуйтесь. Голову вперед. Грудь вперед.
- Грудь? Вы мне льстите, Вера.
- Вам все льстят.


- Так, и пошла на меня свободной походкой, нога от бедра, свободная! Пошла!
Людмила Прокофьевна, где вы набрались этой пошлости?
Вы же виляете бедрами, как непристойная женщина.


- Красиво, да?
- Угу, хорошая лошадка.
- Это не лошадка, это мамонт какой-то. Давайте приедем уже, а?


- Пикантнее, пикантнее! И игривая улыбка!
Вообще, пусть мужчины думают, что у вас всё в порядке.
Дышите. Элегантнее, пластику! И не надо брыкаться. Вы же не иноходец, а женщина.
Ну, пошла теперь одна! Пошла! Веселее!


- Людмила Прокофьевна! Разрешите нам спрятать эту лошадь за сцену в шкаф.
- З-з-зачем спрятать?..
- Зачем? А от юбиляра, чтобы он не обрадовался раньше времени.


- Но вы все-таки как себя чувствуете, Анатолий Ефремович?
- Вы знаете, я вам скажу честно: по сравнению с Бубликовым - неплохо.


- Слушай!.. Конечно, я понимаю, чужие письма читать нехорошо...
Но я стала читать – просто оторваться не могла!


- Понимаете, Бубликов у-у-умер... А потом он не умер.
Эта неприятность случилась с его однофамильцем в больнице, а позвонили нам. Перепутали.
А венок уже купили. Умрет ли он еще раз, неизвестно. А цветы пропадают.
Вот. Шура дергает их из Бубликова...
Ой, то есть, из венка из-под Бубликова, делает букеты и дарит женщинам.


- А что, вы считаете, что мне нельзя подарить цветы?
- Можно! Вам подарить можно. Просто для этого нужен какой-то этот самый...
... как? День рожденья, или, там, как это... Восьмое марта.


- В этом письме – мои предложения по улучшению статистического учета в легкой промышленности.
- Вы знаете, я вас очень хорошо понимаю.
Очень важно улучшать статистический учет... именно в легкой промышленности.
Я вас очень хорошо понимаю.


- Меня беспокоит душевное состояние одной нашей сотрудницы.
- Я соображаю, о ком вы говорите.
- А кроме вас, еще кто-нибудь... "соображает"?
- Весь коллектив.


- Представляете, Самохвалов передал мне письма Рыжовой, чтоб мы разобрались на месткоме...
- Гад какой!
- Да? А меня вообще сослали в бухгалтерию!
- Да на тебе пахать надо!


- Слушайте, меня старуха сослала в бухгалтерию, но я оттуда вырвалась на свободу.
- Это мужественный поступок.


- Красное. Или белое?
- Или белое. Но можно красное!
- М-можно красное...
- Все равно, какое вино.


- Давайте за что-нибудь выпьем.
- За что?
- Не знаю.
- И я не знаю. Ну, за что?
- Давайте, чтоб все были здоровы, а?
- Прекрасный тост!


- У меня дети. У меня их двое: мальчик и... д-де... т-тоже мальчик.
Два мальчика.


- Ну подождите, Людмила Прокофьевна, не перебивайте, пожалуйста! Я и сам собьюсь...


- Вы тоже, видимо, расчитываете найти себе другую начальницу...
- Конечно!
- ...и помоложе, и покрасивее, не так ли?
- Так ли, так ли. Тем более, что это не проблема.


- Билеты в цирк не пропадут?
- Ну безусловно! Я загоню их по спекулятивной цене.


- Вы уходите... Вы уходите, потому что директор вашего учреждения Калугина...
- Ну, ну, смелее, смелее.
- ...самодур?
- Самодура.


- Как вы оригинально и замечательно ухаживаете. Ну ничего не скажешь. Вы настоящий современный мужчина.
- Какое вы право имеете меня так оскорблять?

- Мымра!


- Не бейте меня по голове, это мое больное место!
- Это ваше пустое место!


- Куда едем?
- Прямо!




Покровские ворота


...................................................................................................................................................................................

- Маргарита Павловна Хоботова, женщина весомых достоинств.


- Когда выходишь на эстраду,
стремиться нужно к одному -
всем рассказать немедля надо
кто ты, зачем и почему.


- На улице идет дождь, а у нас идет концерт.
Все идет, все течет, осень, друзья мои, прекрасная московская осень.
Но барометр у всех советских людей показывает ясно.


- Хоботов, это мелко.
- Пусть.
- Короче, я прошу не опаздывать.
- Я не могу дать тебе гарантий.
- От тебя один дискомфорт!


- Да уж Савва, семью ты разбил. Крепкую советскую семью.
В прах разметал домашний очаг. Одни руины.


- Благодарю вас... О, благодарю... Мне было так хорошо...
- Я рада...
- Вы, Вы так это делали...
- В самом деле?
- Вы... Вы прекрасно кололи.


- Вот уж и осень, скоро дожди пойдут. Ветер завоет...
- Самое гриппозное время. Держите ноги в тепле.
- Благодарю Вас. О, благодарю.


- Разве Ваша жена за Вами не смотрит?
- Жена... Видите ли, она занятой человек, у нее напряженная духовная жизнь.
Да, а кроме того, мы расстались.
- Она уехала?
- Нет, она не то, чтоб уехала, а просто ушла.


- Вы популярны.
- Нет, это витаминизация популярна, не я.
Так много нервных больных, совсем некому колоть.


- Поверьте, Вы слишком замахнулись.
- Это мне свойственно.


- Нет... Он сомнителен. Он сомнителен.
Я бы ему не доверял.


- Звякнуть ей, что ли, на старости лет?!
А... пусть живет безмятежно.


- А над чем вы сейчас работаете?
- Да так... ищем.
- Боже, как это интересно. Отнимать у земли давно ушедшие забытые тайны!


- Велюров Аркадий Варламович есть?
- Ну как не быть.
- А Вы че, его сын?
- Нет, моя радость, я его отчим.
- Ага, отчим, щас. Так я тебе и поверила.
- Ну, у каждого, знаете ли, свой крест.


- Нет ни в чем вам благодати;
С счастием у вас разлад:
И прекрасны вы некстати,
И умны Вы невпопад.


- Наяда моя. О чем Вы с ней говорили?
- Ну надо же было чем-то занять девушку, пока Вы натягивали брюки.


- А кто не пьет? Назови! Нет, я жду.
- Аркадий Варламович, а не хлопнуть ли нам по рюмашке?
- Заметьте, не я это предложил. Идемте.


- Хоботова нельзя не любить, прекрасное большое дитя.


- Наши играют французскую жизнь.
- Да, искусство в большом долгу.


- Аркадий Варламыч, почему Вы не смотрите фильм? Вы - служитель муз.
- Я служу "Мосэстраде".


- Штихель штихелю рознь. Одно дело спицштихель. И совсем другое - больштихель.


- Гравировать имена победителей - работа, требующая самоотречения.


- Высокие, высокие отношения.
- Нормальные для духовных людей.


- Мне грустно, но Вы приняли допинг.


- Вы её… Вы её… Вожделели!
- Ну кто же позволит так клеветать, Аркадий Варламыч!


- Я не знаю, я вся такая внезапная, такая противоречивая вся...


- Я прилёг. Я не в силах.


- Вот это финал: перЕквалифИцировАться?
- Это очень яркий финал.


- Напишите комедию в стихах, как Грибоедов.
- Он плохо кончил.


- Могу Вам сообщить, что Ваша тетя довершила Ваше растление.


- Ах, как Вы добры и умны.
- Неискренно говорите. А жаль.


- Нет, ну все выглядели людьми.
И только Вы проявили себя как безусловный враг человечества.


- Так вот, это сокровище Вам не сдалось. Это мой крест! И нести его мне.


- Банально, Хоботов.


- Нет у меня никакого приступа!
- Будет!


- Резать к чертовой матери! Не дожидаясь перитонитов.
Единственно прогрессивный взгляд.
- Ты права, моя дорогая. С этим отростком пора кончать!


- У Вас вид триумфатора. Кого Вы разбили под Аустерлицем?


- Меня зондировали.
- И успешно?


- Ты объясни, зачем тебе нужно, чтоб я у вас жил. Тебе-то что за радость?
- Вот ведь... На всех языках говоришь, а по-русски не понимаешь.
Живут не для радости, а для совести.


- Это правда, у больных большая взаимовыручка.


- Это правда, у больных большая взаимовыручка.


- История, леденящая кровь. Под маской овцы таился лев.
Я по-соседски зашел его проведать.
Он увлек меня в чащу, силой сорвал с меня одежды и был таков.
О, если бы моя тугая плоть могла растаять, сгинуть, испариться!


- И, все-таки, поверьте историку: осчастливить против желания нельзя.


- Догнать Савранского - это утопия!




Полосатый рейс


...................................................................................................................................................................................

- Пищеблоку - от Флота.
- Спасибо.
- Грозе зверей...


- Укротителю...


- Действительно, похож на меня.


- А где вы с ними встречались?
- В тропическом порту, на экваторе.
- Расскажите, а?
- Хочешь - верь, хочешь - не верь, а дело было так...


- Ну, скоро будете на Родине, товарищ Шулейкин.
- Вы знаете, я Одессу во сне вижу...


- Скажите, а что за груз я должен сопровождать? Если не секрет, конечно.
- Тигры.
- Ах, тигры. Название фирмы?
- Какой фирмы? Пара львов, десять тигров.


- Как - львов? Вы что - серьезно?
- А что вас смущает?
- Ведь я... я совершенно не знаком с этим делом.
- Ну так познакомитесь! Главное - не болтать ничего лишнего, и все будет в порядке.


- Послушайте, но я еще жить хочу!
- Ну живите себе на здоровье!
- Я запрещаю вам меня уговаривать!


- Послушайте, я бы хотел...
- Да ну, спокойно, спокойно...


- А какой груз?
- Палуба. Двенадцать мест.
- Ага. А все-таки, какого характера груз?
- Тихо...


- Так вы говорите, двенадцать мест?
- Да-да.
- Ага.


- А что у вас на голове?
- Обыкновенная прическа. Форма называется "я у мамы дурочка", а что?
- Очень жаль, что форма соответствует содержанию.


- Я думал, что море сделает из тебя человека.


- Он ко мне придирается. Он на меня внимания совсем не обращает!


- Вира! Ну что, что, что вы смотрите? Вы что, тигра не видели, да?


- А я не могу держать здесь больше купленых зверей! Мне Торгпред запрещает. Они всю валюту сжирают! Лошадь в день сжирают на инвалюту. И ко всему тому каждый тигр сорок тыщ золотом стоит.


- Черт его знает. Работал себе тихо мирно в торгпредском буфете. Самое максимальное зверство, с каким имел дело - резал любительскую колбасу. И вдруг нате.


- Однажды везли мы жирафов из Гамбурга.
- Ну и что?
- Вдруг у одного шея перетерлась.
- Перете... как перетерлась?
- Так, перетерлась. Что смеетесь-то? Скандал! До сих пор отписываюсь.
- Не беспокойтесь, у наших зверюшек шея не перетрется.


- А вот познакомтесь, товарищ Шулейкин. Очень опытный укротитель. Работает всегда в одиночку.


- Очень приятно познакомиться. Героическая у вас работа!


- За беспокойство не беспокойтесь.


- Позвольте, а где же мешок?
- А кто его знает?
- Так не мог же он сам уйти, а?
- Да конечно не мог.


- Попробуем, что за зверский витамин...


- Тебе я давал. Тебе я давал. Тебе, кажется, тоже давал. А, черт, все на одно лицо! Делите сами.


- На судне отмечены совершенно необъяснимые таинственные явления, а именно:
а) загадочные тени на полубаке.
б) пропажа личных вещей и...


- Хоть что у вас на второе-то?
- Сосиски.
- Почему вы о ней говорите во множественном числе?


- Товарищи, ешьте борщ! Он сегодня такой вкусный!
- Борщ сегодня несъедобный. В нем гайки, болты... и прочие скобяные изделия.
- Часы..
- Это не часы. Что смешного-то? Товарищи, это мой именной хронометр.


- Товарищи! Товарищи, я, конечно, не лектор.
- Ничего, мы поймем!
- Укротитель я.


- Товарищ укротитель, а вы можете укротить мышь? В кладовке мышь живет, туда входить страшно.


- Нет... мышь не могу. Вы понимаете, товарищи, мышь - это мелкий хищник. А я работаю по крупному рогатому... то-есть этому, хищнику, льву так сказать, тигру.


- А как вы воспитали в себе такую храбрость?
- Храбрость? Ну так, я... с детства...
- А...


- Я тут нарисовал... начертил вам тигра. Конечно, как мог. В разрезе.


- Товарищи! Тигр в основном состоит из трех частей: передняя часть...
- Голова.
- ...Задняя часть... а это, товарищи - хвост. Видно?


- В средней части находится кострец. К-о-стре-ц. Подбедрок, грудинка, огузок. Далее следует окорок. Ну, конечно, голье, ливер. Вымя...
- ГДЕ?
- Оно... вот...
- Понятно...
- Ну, так сказать, проще... как говорят в народе, не по-научному, сбой - так сказать.
- Сбой.
- Сбой, товарищи.


- А чем же он питается?
- Питается?
- Да.
- Сейчас я отвечу.


- А я читал, что он человеческими жертвами питается.


- Ну что ж. Очень может быть.

- Да вы посудите сами, товарищи. Чем ему питаться, когда у него кончается и конина, и говядина, и... рыбий жир. Вот он и... жрет человека. Но это, товарищи, в тот момент, когда у него нет других п-п-продуктов.


- А как же вы их не боитесь?
- У-укрощены. Вот хотите верьте, товарищи, хотите нет, укрощены лично... мною.


- Тигр, он ведет очень... просто очень хищный образ всей своей жизни.


- ОЙ! ПОТОП! Дикий обезьян на свободе!


- Вот тебе и премия от фирмы. Немедля изловить и утопить. Обезьяна на судне страшнее динамита.


- Товарищ укротитель, изловите ее!
- Кого?
- Макаку.
- Обезьянами не занимаюсь. Мне давайте тигра, льва. Этого... леопарда. В крайнем случае могу взяться за крокодила. Но макаку - нет.
- Жаль.


- Ну, товарищи, будем ловить организованно, по системе.


- Таким образом, стратегически она неизбежно попадет через люк в трюм. Боцман и как! Приготовьтесь в трюме с брезентом. И как только макака упадет в трюм на тюки - вы ее хлоп! Ясно?


- А это чего ж мы поймали? Шевелится...
- Товарищ капитан, это вы...


- Ты знаешь, что тебя приказано утопить?


- Маришка, ступай в кладовку, перец нужен!
- А мышь?
- Давай-давай.


- Иди сама. Не опасайся. Нет там мыша. Я позаботился.
- Нет есть. Я сама видела.


- Мотя, милый, сходи.
- Вообще-то я мышей тоже не очень уважаю. Но для вас я готов на все.


- Полундра! Звериные следы.


- А может, это не тигриный след?
- А чей?


- Да, товарищи моряки. Я это делаю. Каждую ночь. Тиграм надо гулять. Чтобы не было рахита. И ночью я пасу. Все равно у меня бессоница.


- А вам, Олег Петрович, строгий выговор с занесением в личное дело. На судне пасутся тигры! Джунгли развели какие.


- Товарищ капитан! Я готов понести кару. Посадите меня, пожалуйста, под арест, только до самой Одессы. Куда садиться?


- Товарищ буфетчица, потрудитесь принять вертикальное положение!
- Ой!


- Да, такого я не ожидал даже от женщины.


- Товарищ капитан, мы... делегация. От команды.
- Насчет буфетчицы. Хотим это, взять ее на поруки.
- Ни за что.


- Она же просто веселая. Да что ж ее за это, на рее повесить?
- Выкиньте арестантку из головы.


- Она же просто веселая. Да что ж ее за это, на рее повесить? - Выкиньте арестантку из головы.


- И вот подходим мы к причалу. А пассажирка шасть к нему на мостик. И говорит: так-мол и сяк, это мол, ошибка, взаимное залуждение, я забыла вам сказать, что я замужем. Олег Петрович стоит в остолбенении, а корабль полный вперед работает. Так мы с полного входа и резанули в причал носом. Так и кончилось его капитанство.


- Да, выходит, человек пострадал за любовь.
- Причем тут любовь? Может, это было просто минутное увлечение.


- Закипает...
- Ну скажи, какая от тебя в жизни польза? Никакой, кроме вреда!


- Что говорит великий Песталоцци? Помните, я читал выдержки? Человека образуют обстоятельства. Труд - вот что спасет Марианну! Тот самый благородный труд, что превратил обезьяну в человека.
Обезьяна вырвалась на свободу! И освободила хищников


- Полундра!!!


- Странные дела у нас на судне.


- Мамочка...


- Поздно. Мы окружены.
- Уходите через иллюминатор.
Всеобщий переполох и суматоха.


- Товарищи, дайте же что-нибудь поесть! Я отменяю голодовку. Вы про меня забыли! Конечно, вам там хорошо.


- Навались! Выплюнь папиросу, она тебе мешает!
- Не приучен бросать на палубу.


- Навались! Выплюнь папиросу, она тебе мешает! - Не приучен бросать на палубу.


- Товарищи, он пролезает!
- Куда привел? Иди назад!


- Товарищ, пожалуйста, не жуйте трап! Неужели не понятно? Я же в воду свалюсь!


- Товарищ укротитель! Немедленно загоните своих зверей в клетки!


- Нами вызван кран из Манежа. На помощь нашему укротителю вертолет с местным укротителем.
- Приказ капитана! Тигров ничем тяжелым не бить, и шкуры им не портить! Груз государственный, и должен быть доставлен в целости...


- Товарищ укротитель, выручайте!
- Не надо... Не надо!!!


- А-ха-ха, ничтожная тварь! Ты еще не знаешь, что такое боцман! Хе-хе-хе. Меня так без хрена не сожрешь.


- Твои звери?
- Мои.
- Ну так к ним и иди.
Вертолет с укротителем


- Вуаля! Я есть всемирно известный дрессировщик Чоколани.


- Вы трус!
- Я не трус! Но я боюсь.
Обезьяна с револьвером...


И тут из каюты выбирается Марианна. Вся такая в белом красном.
Старпом смело бросился на помощь, но тигр его сборол.
- Ты мой полосатенький. Киса. Киса...


- Бедненький... Поцарапал тебя старпом...


- Сейчас перевяжу лапку, и все пройдет. Вот так. Ты мой хороший. Не волнуйся, больше он тебя не тронет, нет.


- Красиво плывут... Вон та группа в полосатых купальниках.
- А!!!...


- Вавочка... Ты мне всегда снишься в каком-то экзотическом виде.


- На пароход, на пароход! Обедать пора.
Лев в каюте укротителя


- Люминалу нажрался, окосел, бедняга.
- Притворяется, гад. Ждет, чтобы подошли поближе.


- Тебе не тяжело, нет? Ну тогда пойдем, только штаны не потеряй.


- Да... А потом она сидела у клеток и рыдала. И у всей команды, даже у тигров, на глазах были вот такие слезы. Хочешь верь - хочешь не верь.
- Какой печальный рассказ.


- Неужели такая любовь ничем не кончилась? Я бы его нашла. Я бы его непременно нашла.
- Вон там, гляди, видишь?


- Слушай, как же он вылез?
- Говорят, замок откусил.




Пена


...................................................................................................................................................................................

- Таким образом, эпоха научно-технической революции выдвинет новых руководителей. На смену людям некомпетентным придут ученые и специалисты, чьи знания соответствуют современному уровню технического прогресса.


- Я хотел бы...
- Не здесь...


- Наш основной принцип - чистое сливочное масло.


- А в каких пределах, так сказать, гонорар?
- В пределах разумного.


- Граждане, осторожно, антиквар! Граждане! Тула, прошлый век! Тула, прошлый век, 11-ый год!


- Ели?
- Я? Да, вчера еще.
- Ну возьмите там, в холодильничке.


- НЧ, как говорится.
- А что такое НЧ?
- Нужный человек, стало быть - НЧ. Нужник.


- Быстро - это у министра, а я директор. Скромнее надо быть, скромнее.


- Все можуть короли...


- А где это вы так загорели?
- В президиумах, Альбиночка, в президиумах. Светит прямо в лицо, вот и загораешь.


- А знак внимания в определенных условиях дороже денег.
В жизни ведь как? От того, что один промолчит, другой рот раскроет - у третьего судьба меняется.


- Посмотрим, как они там загнивают.


- Да, то, что ты дурочка - это точно. Но ты божественная дурочка. Ты просто себе цены не знаешь.


- Можешь звонить своему журналисту.
- А что я ему скажу?
- Начни так: благодарю вас за тишину.


- У нас не ученый Совет, а птичий базар какой-то!


- А Вертихонина зачем оставил? Ведь он же дурак.
- Ну и что, что дурак? А проголосует как умный.


- Пал Палыча нет.
- Девушка, а вы редкий человек.
- Это почему?
- Вы не умеете говорить неправду.


- Я всего лишь маленький винтик в системе большого механизма.


- Я работаю не один. У нас целая творческая корпорация.


- Вы идете вперед - мы стоим на месте. У вас впереди будущее - у нас настоящее.


- Бабуля - это скала. Но... но он помешан на разведении рыбок. А недавно домработница меняла воду в аквариуме, и угробила двух его любимых черных телескопов.


- А доктору наук Потустороннему по целому ряду причин необходимо срочно устроить свою племянницу на работу.


- Ты в золотых рыбках понимаешь?
- Да.


- Девушка, а вы редкий человек. - Это почему? - Вы не умеете говорить неправду.глупые женщины божественны, как гениально заметил Вертинский Александр Николаич.


- Так вот, вы не думайте, что я такая глупенькая, как вам кажется.
Во-первых, я специально стараюсь казаться дурочкой, чтобы вы почувствовали себя Макаренко. Я вижу, вам нравится эта роль.
Во-вторых, что-то от вас ничего такого умного я не слыхала, и поэтому изо всех сил стараюсь вам соответствовать.
И в третьих, я не говорю уже о том, что глупые женщины божественны, как гениально заметил Вертинский Александр Николаич.


- В какую игру вы со мной играете?


- Я бы посмотрела на него пристально, как он, и сказала: Я играю с вами в любовь. И моя игра стоит свеч.


- Думаете, я не знаю, кто за него написал докторскую?
- Кто написал? Считайте, что вы уже снова в списках...


- Если мы в академию пройдем - так ведь это посмертно! Тьфу, я хотел сказать, пожизненно. Пока концы не отдашь.


- Тоже мне, мастер спорта по поднятию тяжестей. 3 раза по 100 грамм в постели.


- А что, разве в продаже у нас ее нет?
- Ну, если б была, я не стал бы связываться с Черноморским побережьем. Это там же родина пепси-колы.


- Пепси-кола? А кока-колы не было?
- До этого еще не дошли. Но дойдем.


- Наше прогрессивное общество приняло в свои объятия нового доктора наук...


- Затем выступил доктор наук Потусторонний...


- ...группа предприимчивых людей, котрые фабриковали диссертации для лиц, желающих получить ученую степень без каких-либо на то оснований.


- Хорошо законспирированная группа авторов...


- Ну, спасибо, зятек. Удружил. Сделал из доктора пациента.


- Ты у себя Солому укрывал? Осиное гнездо устроил? Вместе в фельетон попадете, голубчики. А мы почитаем, посочувствуем.


- Все в порядке! Пал Палыч опять доктор!


- А во-вторых, Пал Палыч, раньше посадят - раньше выпустят. Главное - не туда. Главное - оттуда.




Операция "Ы"


...................................................................................................................................................................................

- Гражданин, уступите место, встаньте.
- Если я встану - ты у меня ляжешь.


- Гражданин, эти места специально для детей и инвалидов.
- А она что, дети или инвалиды, а?
- Она готовится стать матерью.
- А я готовлюсь стать отцом!


- Она готовится стать матерью.- А я готовлюсь стать отцом!


- Закон есть закон.


- Ах, ты зрячий?! Сейчас будешь слепой!


- Значит, на стройке работаете?
- Подрабатываю.
- Что значит подрабатываю?
- Учусь в политехническом.
- Студент...


- Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы... Кто хочет сегодня поработать? А?!


- На сегодня наряды: Песчаный карьер - два человека... Карьер песчаный - два человека!
- Огласите весь список, пожалуйста.


- Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы... Кто хочет сегодня поработать? А?!Огласите весь список, пожалуйста.


- Песчаный карьер - два человека. Уборка улиц - три человека. Масокомбинат /* все добровольцы шагают вперед */... на сегодня нарядов не прислал.


- Есть наряд на строительство жилого дома. Цементный завод!
- А на ликеро-водочный нет?


- Прежде всего я хочу познакомить вас с нашим замечательным коллективом, в который вы временно вливаетесь. На сколько вливается товарищ?
- На полную, пятнадцать.
- Ага. Полторы декады. Это замечательно. Ну, всего хорошего, до свидания.
- С обедом не опаздывайте!


- Пробка! Подарок из Африки.


- Силой своего воображения представьте себе, какой замечательный жилмассив будет здесь создан.


- А если взять поэтажно весь объем работ, выполненный нашим СМУ поэтажно, то мы получим здание, коорое будет в два раза выше, чем всемирно известная Эйфелева башня.

- Или втрое выше, чем знаменитая Нотр Дам де Пари... что в переводе означает собор Парижской богоматери.
- Какой-какой матери?
- Парижской. Бога... матери.


- Наше строительно-монтажное управление построило такое количество жилой площади, которое равно одному такому городу, как Чита, десяти таким городам как Хвалынск, или тридцати двум Крыжополям. Дух захватывает при одной мысли, что...


- На сколько вливается товарищ? - На полную, пятнадцать. - Ага. Полторы декады. Это замечательно....что в переводе означает собор Парижской богоматери. - Какой-какой матери? - Парижской. Бога... матери.


- ...Чем в Америке.


- Ну, теперь поработаем.
- Сработаемся.


- Послушай, у вас несчастные случаи на стройке были?
- Нет, пока ещё ни одного не было...
- Будут! Пшли...


- Что там?
- Тссс...
- Слушайте, где вы пропадаете, я вас по всему корпусу иду бегаю. Работа-ж стоит.
- Работа стоит, а срок идет. Ты не забывай, у тебя учет в рублях, у меня — в сутках.


- Ну, Шурик, как напарник?
- Перевоспитывается.
- Отлично. А почему шепотом?
- Спит.
- Спит?


- В то время, когда наши космические корабли бороздят просторы Вселенной...


- И недаром все континенты рукоплещут труженикам нашего большого балета.


- Учит народная мудрость: терпение и труд все перетрут - раз, кончил дело гуляй смело - два, без труда не вытащишь и рыбку из пруда - три, работа не волк, в лес... нет-нет, это не надо.


- До лампочки!


- А компот?- Я говорю, кто не работает, тот ест! Учись, студент!


- А компот?!


- Руки!
- А?!
- Мыли?
- Ах, да-да-да-да...


- Приятного аппетита!
- Ыыыааауууаааа!!!


- Я говорю, кто не работает, тот ест! Учись, студент!


- Пойми, студент, сейчас к людям надо помягше. А на вопросы смотреть ширше. Вот ты думаешь, это мне дали пятнадцать суток? М-м-м? Это НАМ дали пятнадцать суток. А для чего? Чтобы ты вёл среди меня разъяснительную работу, а я рос над собой! Ну ладно, давай, бухти мне, как космические корабли бороздят... /* зевает */ Большой театр. А я посплю.


- Правильно! И мух отгоняй.


- А, влип, очкарик?! /* Пинает */ Это только аванс! Ну, теперь всё! Ну, студент, готовься! Скоро на тебя наденут деревянный макинтош, и в твоём доме будет играть музыка. Но ты её не услышишь!


- Стой! Убью, студент!


- Бить будете?
- Нет.
- А что?
- Вести разъяснительную работу.


- Бить будете? - Нет. - А что? - Вести разъяснительную работу.- Может, не надо, Шурик? Я больше не буду, а? - Нет... Надо. Надо, Федя, надо!


- Шурик! Шурик, вы комсомолец?
- А?
- Это же не наш метод! Где гуманизм? Где человек человеку? Поймите, Шурик в то время когда космические корабли, как вы знаете, бороздят...
- Тебя как звать-то?
- Федя, а вас Шурик.
- Женат?
- Да. Жена Любушка и двое ребятишек, Леночка и Алёшка.
- Значит, семья есть. А лет-то тебе сколько?
- Сорок один.
- О-о...


- Может, не надо, Шурик? Я больше не буду, а?
- Нет... Надо. Надо, Федя, надо!


- Мама... мама... мама...


- Ну, граждане алкоголики, тунеядцы, хулиганы. Кто хочет поработать?
- Я!!!


- Да подождите вы, гражданин! На вас персональный наряд, на все пятнадцать суток. Возьмите!


- Билет номер семь. Первый вопрос. Принцип работы синхрофазатрона. Костя, как слышимость? Как слышно? Как меня слышишь? Прием.- В основу работы синхрофазотрона положен принцип ускорения заряженных частиц магнитным полем... полл-леммм. Идём дальше.


- Билет номер семь. Первый вопрос. Принцип работы синхрофазатрона. Костя, как слышимость? Как слышно? Как меня слышишь? Прием.
- Понял, понял. Слышу тебя нормально, нормально слышу тебя. Отвечаю на первый вопрос седьмого билета. В основу работы синхрофазотрона положен принцип ускорения заряженных частиц магнитным полем... полл-леммм. Идём дальше.


- Дуб! Конспект есть?
- Нет никаких конспектов, никаких конспектов нет! Не мешай!
- А что ты слушаешь?
- Ван Клиберна! Иди!


- Здрасьть, тёть ЗоЙ! Дайте, пожалуйста, ключ.
- У тебя ж сегодня экзамен!
- Еще целых три часа. Мы пока с подружкой позанимаемся.


- Горчички!
- Угу!


- Горчички! - Угу!- Пора! - Угу.


- Духота...
- Угу.
- Не переворачивай!..


- Пора!
- Угу.


- Берите билет.
- Профессор, можно еще?
- Пожалуйста.
- Ххх... Еще.
- Бери.
- Себе.
- Что значит себе?
- Ой, простите, профессор...
- Нет, это уж вы простите. Придете в следующий раз.
- Перебор...


- Раз-два-три, даю пробу... Костя, как слышно? Три-два-один, прием.


- Здравствуйте, профессор.
- Здравствуйте. Что с вами?
- Ухо болит.
- А это вам не помешает?
- Нет-нет, профессор, не беспокойтесь. Наоборот, помогает. Никакой шум не отвлекает от экзамена.


- А это в связи с чем? У вас сегодня, наверное, какой-нибудь праздник?
- Экзамен для меня - всегда праздник, профессор! /* Прослезился */
- /* Тоже прослезился */ Похвально...


- Экзамен для меня - всегда праздник, профессор!- Профессор, конечно, лопух, но аппаратура при нём-мм, при нём-мм! Как слышно?


- Билет номер девять. Приём!
- Что-что вы сказали?
- Что?
- Какой "Приём"?
- Я сказал не "Приём", а "При нём". Билет номер девять, а при нём задача.


- Дуб, как слышно? Как слышишь меня? Лопух не догадался? Диктую ответ на первый вопрос девятого билета. Значит, так...


- Что с вами?
- В ухе стреляет.
- ... Ха-ха-ха...
- Значит так! За изобретение ставлю "пять", а по предмету — "неуд".
- Ха-ха-ха... /* смеются оба-двое */


- Профессор, конечно, лопух, но аппаратура при нём-мм, при нём-мм! Как слышно?


- Кто это?
- Где?
- Вон. Плывет...
- А, так это ж Лидка с параллельного потока.
- Лида... Удивительная девушка. Почему я никогда раньше ее не видел?
- Хочешь познакомлю?


- У вас случайно колбасы с собой нет?
- Есть, только докторская.
- Давайте. Была докторская, стала — любительская.
- А что это?
- Снотворное.
- А! А она не...
- Ну что вы, совершенно безвредно! Ну-с, приступим. Бобик!


- Ну вот, через три минуты наступит глубокий здоровый сон. Вот, пожалуйста. /* Песик выплюнул все таблетки, хитрец */


- Ну как ты мог оставить вещи без никого?
- Там же Рекс, а Рекс никогда не отойдет от вещей. А у меня горло.
- Горло.
- Горло.
- И голова?
- И голова.
- Без мозгов.
- Без мозгов.


- Не может людей не расстрогать мальчишки упрямого пыл. Так Пушкин влюблялся, должно быть, так... /* увидел расческу */
- Что с вами?


- Нет, ничего... На чем я остановился?
- На Пушкине.
- Угу. Да-да-да-да-да. Ага, Пушкин! Там чудеса, там леший бродит, русалка...
- Постойте-постойте, какая русалка, Саша?
- на ветвях висит... лежит.


- По-моему, вы перезанимались.
- Нет, я не перезанимался. У меня другое.


- Саша! Так вы ж телепат!!! Вольф Мессинг!


- Саша! Так вы ж телепат!!! Вольф Мессинг!- У-у-угадал? - П-почти...


- У-у-угадал?
- П-почти...


- Налетай, торопись, покупай живопись!- Сворачивайтесь! Есть дело.


- Граждане новосёлы! Внедряйте культурку! Вешайте коврики на сухую штукатурку! Никакого модернизма! Никакого абстракционизма! Сохраняет стены от сырости, вас от ревматизма! Налетай, торопись, покупай живопись!


- Рекомендую, классический сюжет - Русалка, по одноименной опере. Музыка Даргомыжского, слова Пушкина.
- Сыровато!
- Одну минуточку! Имеется вполне нейтральный сюжет. Рекомендованный даже к употреблению в детских учреждениях. А?


- Сворачивайтесь! Есть дело.


- Где этот чертов инвалид?
- Не шуми! Я инвалид.


- Вот что мы имеем на сегодняшний день.
- Не мы, а вы.
- Что нас может спасти от ревизии?
- Простите, не нас, а вас.
- От ревизии нас может спасти только кража.


- Со взломом или без?
- Ну естественно, со взломом.


- Статья 89, пункт 2. До шести лет. Нет, не пойдёт.- Операция 'Ы'! - Почему Ы? - Чтоб никто не догадался. - Идиот.


- Так ведь кражи не будет.
- Всё уже украдено до нас.


- Не волнуйтесь, товарищ директор, народ хочет разобраться, что к чему.
- Это естественно.
- Законно.
- Дело для нас новое, неосвоенное.
- Точно. Неосвоенное.


- Скажите, пожалуйста, а вот это мероприятие... или как бы, лучше сказать, операция...
- "Ы"! Операция "Ы"!
- Почему "Ы"? Почему "Ы"?
- Чтоб никто не догадался.
- Идиот.


- Прежде всего, нам надо нейтрализовать сторожа.
- Извините, не нам, а вам.
- Нет, на этот раз именно вам!


- Сторож нежно усыпляется хлороформом и связывается без нанесения телесных повреждений. Юридически вся эта операция - всего лишь мелкое хулиганство. И вот учтите, что за все это мелкое хулиганство я плачу крупные деньги.


- Еще вопросы есть?
- Сумма?
- Триста!


- Это несерьезно!


- Я на русалках больше заработаю!
- Курам на смех!


- Стойте! Ваши условия?
- Триста тридцать!
- Согласен.
- Каждому!
- Согласен.


- Ну вот вы. Вы должны были в виде прохожего подойти к старухе и привлечь её внимание простым естественным вопросом. А вы что спросили?
- "Как пройти в библиотеку?"
- В три часа ночи?! Идиот.


- Ну а вы, что вы должны были сделать?
- Стоять на стреме. Явиться раньше милиции в виде дружиннка, ежели старушка засвистит.
- А старушка засвистела?
- Не-е-т.
- Так чего же Вы припёрлись?! Болван!
- Согласен.


- А вы? Кретин, вы должны были не воровать эти бутылки, а разбить её!
- Разбить?!
- Разбить.
- Пол-литра?
- Пол-литра.
- Вдребезги?!
- Конечно, вдребезги.
- Да я тебе за это...


- Давайте все по местам. Пройдем еще разочек.


- Я вам денежки принёс, за квартиру, за январь. - Вот спасибо, хорошо, положите на комод!- Ты что? - Я... тренируюсь. - Тренируйся лучше... на кошках.


- Я вам денежки принёс, за квартиру, за январь.
- Вот спасибо, хорошо, положите на комод!


- Вы не скажете, который час?
- Ты что, офонарел?
- Тяжело в учебе - легко на работе.
- Тренируйся вон, на нем...
- Хорошо.


- Вы не скажете, сколько сейчас градусов ниже нуля?
- Чего-чего?.. Ты что?
- Я... тренируюсь.
- Тренируйся лучше... на кошках.


- В случае чего - свисти.


- Бабуля! Закурить есть?
- Что?
- А-а где бабуля?..
- Я за нее.


- Ты кто такой?
- Сторож.
- А где бабуля?
- Я за неё.
- А где выход?
- Там. Руки вверх!
- Во! /* Балбес не сдается! */.


- Кто свистел?
- Я!
- А где бабуля?
- А вы кто?
- Я дружинник! А вы?
- Сторож. Давайте вязать этого.
- Этого?


- Проклятый! Расхититель социалистической собственности! У, мерзавец!


- Бегите звоните в милицию, а я покараулю.
- Ага. В случае чего - свистите.


- Вы не скажете, где здесь туалет?
- Нашёл время!
- Спасибо!..






...................................................................................................................................................................................
СТРАНИЦА: 1 2 3 4 5




Важно знать:
1. Если фильм не идёт - скорей всего нужно установить приложения:
         
Flash player
      Google chrome
2. Если фильм тормозит - поставьте его в ходе показа ненадолго на паузу



Декабрь 2016 (7)
Ноябрь 2016 (12)
Октябрь 2016 (20)
Сентябрь 2016 (11)
Август 2016 (32)
Июль 2016 (13)
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
 

 

 
Быстрое меню:
Комедии * Драмы * Детективы
Детские * Приключения * Фантастика
Военные * Документальные * Зарубежные

Подборка фильмов * Цитаты * Список

Мультфильмы * Статьи

Радиопередачи * Радиопередачи для детей
Песни из фильмов * Записи речей и сводок

Плакаты * Фотографии * Автоматы
 


 
 


 
Популярное на сайте:
  • ВИДЕО
  • Посол Советского Союза (1969)
  • Статья: Viva Fidel! Viva Cuba! Viva la Revoluсion!
  • Кольцо из Амстердама (1981)
  • Медведь (1938)
  • Жалоба (1986)
  • Сказка сказок (1979)
  • Гамлет (1964)
  • Король Лир (1970)
  • Человек который брал интервью (1987)
  •  


     
    Поиграть в советские автоматы онлайн:

    Igrovie-avtomati-v-sssr
     


    Мы в вконтакте:


     
    Последние комментарии:
     


     
    Кто онлайн:
    all-user Всего на сайте: 78
    anonim-user Гостей: 74
    users Друзей: 2
    robots Роботов: 
    Yandex


     last-user Последние: 
    velvs
     


    » Все цитаты из советских фильмов