Наши любимые советские фильмы, мультики, музыка из кино, плакаты и фото

   
   
 



Все цитаты из советских фильмов


......1 страница......


Человек с бульвара Капуцинов


...................................................................................................................................................................................

- Когда у человека есть цель в жизни, смерть ему не страшна.


- Готовитесь к лучшей жизни?
- И вам того же желаю.


- По-моему, он плохо видит.
- Зато хорошо слышу!


- Запомните, джентльмены: эту страну погубит коррупция!


- Ну, настоящему мужчине всегда есть, что сказать. Если, конечно, он - настоящий мужчина!


- Сэр, это был мой бифштекс.


- Билли, а я здесь стою!
- Теперь полежи.


- Это серьёзно, Билли! Это восемьдесят!- Вчера это стоило пятьдесят? - Инфляция!


- Это серьёзно, Билли! Это восемьдесят!
- Вчера это стоило пятьдесят?
- Инфляция!


- Я её люблю.
- Дружище, твои дела безнадёжны.


- Если можно - воды...
- Никогда не пей эту гадость! Привыкнешь - и жизнь твоя не будет стоить ломаного цента!


- Сдаётся мне, Форт Нокс выкинул белый флаг?


- Я хочу предложить вам другое... Другое зрелище!


- В мире не было ничего, что могло бы вызвать страх в моём сердце. Сдаётся мне, вам это удалось. Я не пожалею оставшегося глаза, чтобы вновь испытать это чувство!


- Джентльмены, скажите, а... А поезд уже ушёл?


Я хочу предложить вам другое... Другое зрелище!Когда я вижу перед собой человека, которому ничего не нужно, я понимаю, что ему нужно всё!


- Мне ничего не нужно.
- Когда я вижу перед собой человека, которому ничего не нужно, я понимаю, что ему нужно всё!


- Старею, старею... Два раза ошибиться в одном и том же человеке - такого со мной раньше не было.


- Доброе утро!
- Для кого доброе, а для кого - может быть, и последнее, сэр!


- Я бы хотел заказать у вас нечто, похожее на большой ящик.
- Это называется гробом, сэр.
- Ну, я бы, скорей, назвал это колыбелью новой жизни.


- А вот с обратной стороны... Дверь. Чтобы можно было войти и, когда надо - выйти.
- Первый раз вижу, чтобы покойника готовили к такой активной загробной жизни!


Я бы хотел заказать у вас нечто, похожее на большой ящик. - Это называется гробом, сэр.- Живут же люди! Влюбляются... Ходят в театры. В библя... - Не выражайся, Билли! - В библиотеки...


- Живут же люди! Влюбляются... Ходят в театры. В библи...
- Не выражайся, Билли!
- В библиотеки...


- Денли, клянусь честью - я разорён! Плачу два раза в день! Первый раз - вечером, когда смотрю фильму, второй раз - утром, когда подсчитываю убытки!


- Синематограф - это лекарство для страждущих!
- И опиум для народа!


- У настоящего мужчины есть всегда что сказать! Если он - настоящий мужчина!


- Да, да! Дерьмовый синематограф и трусливые мулы!
- "Мулов" я вам прощаю. Но только "мулов"!


- Он не любил синематограф...


- Господин пастор! Синематограф - это лекарство для страждущих! - И опиум для народа!- Я отравлен синематографом... Фильмы заменили мне всё. И я иногда с ужасом чувствую, что они мне становятся дороже денег!


- Я отравлен синематографом... Фильмы заменили мне всё. И я иногда с ужасом чувствую что они мне становятся дороже денег!


- Неужели ты думаешь, что за твои жалкие десять долларов Господь будет терпеть твои колебания?


- Вот жених для тебя хороший.
- Так он же старый...
- Ну ты же не варить его собираешься!


- В твоих фильмах люди целуются, а через минуту у них появляется бэби! Мы с тобой столько уже целовались...
- Видишь ли, Диана... Как тебе это объяснить? Это называется "монтаж"!


- Ты не хочешь бэби?- О, Джонни, я хочу, как в синематографе! Прошу тебя - сделай монтаж!


- Поцелуй - чик - свадьба - чик - и - бэби!
- О, Джонни, я хочу, как в синематографе! Прошу тебя - сделай монтаж!


- Эх, хотя бы один патрон... Уж я бы не промахнулся в эту раскрашенную обезьяну.
- Я прощаю бледнолицему его слова. Он мог не слышать о сэре Чарльзе Дарвине. И не знать, что обезьяна - наш общий предок.


- Хотел бы я знать, что за штуку они сюда тащат.
- Похоже на гильотину...
- После "сэра Чарльза Дарвина" я от них могу ожидать электрического стула.


- Да? Мал? Как на тропу войны - так не мал! А как на фильму...
- Стыдись, Белое перо! Ты ещё не отпраздновал свою шестнадцатую весну.


- Исчадие разврата и порока! Вот что такое синематограф!


- Я думаю так, Пеппи: если женщина что-то просит, то ей надо непременно дать! Иначе она возьмёт сама!


- Искусство, Кончита, требует жертв!


- Джек... Что ты можешь сделать за деньги?
- За деньги? Я могу сделать всё.


- Да, я узнал вас, "бабушка". Я вам ещё предлагал место в истории.


- Спасти его теперь может только чудо.


- Билли... Заряжай!


- А это правда, что пастор отказывается венчать их?
- Правда-правда, отказывался. Но Билли удалось уговорить его!


- Он первый познакомил нас с синематографом.
- В таком случае, я второй. Меня зовут Секонд.


- Мистер МакКью, я всегда подозревал, что бизнесмен убьёт в вас зрителя. Но ты, Билли! Неужели тебе это могло понравиться?


- Парни! Кончайте эти сопли! Вас ждёт вторая серия!


- Каждому своё. Будущее нас рассудит. В дорогу! Наш зритель ждёт нас.




Чапаев


...................................................................................................................................................................................

- Стой! Куда?
- Василий Иваныч! Чехи с хутору выбили!
- Чехи? А винтовка твоя где?
- Винтовка там.
- Там? Айда!


- А где твой пулемет? Пастухов!
- Я его, Василий Иваныч, у речки спрятал. Нарочно у самого бережку.


- За хутор - спасибо, товарищи бойцы. А насчет винтовок - вечером проверю. У всех. Разойдись!


- Здраствуйте.
- Здрассти.
- Я Фурманов. Назначен к вам в дивизию комиссаром.
- Знаю.


- А вы не пулеметчик?- Могу и пулеметчиком. А что?


- Ну, прибыли?
- Прибыли. А вы не пулеметчик?
- Могу и пулеметчиком. А что?


- Тихо, граждане! Чапай думать будет.


- А как думает комиссар?
- Я думаю... ммм... я, полагал бы... Командир уже принял другое решение. И по-моему, оно правильное.


- А как думает комиссар? - Я думаю... ммм... я, полагал бы... - Так. Ну, на то, что вы тут говорили, — наплевать и забыть. Теперь слушай, чего я буду командовать.


- Так. Ну, на то, что вы тут говорили, — наплевать и забыть. Теперь слушай, чего я буду командовать.


Наступать будем с обеих флангов. Речку вброд не переходить, мост выдержит. Я сам проверял. Атаку начать ровно в пять часов утра. А пойдем мы вот...
Заняли станицу


- Ранен?
- Ранен, Василий Иваныч.
- Ну и дурак.


Ты есть комбриг один, мой боевой заместитель.
И подставлять свой лоб всякой дурацкой пуле не имеешь права.


- Так ведь... так ведь пуля ведь, Василий Иваныч, она ведь не разбирает, кто комбриг, а кто...
- Пуля-то не разбирает, а ты сам разбираться должен. Голова-то есть на плечах? Иди!


- Ранен? - Ранен, Василий Иваныч. - Ну и дурак.- Вот, к примеру. Идет отряд походным порядком. Где должен быть командир? Впереди на лихом коне.


- Вот, к примеру. Идет отряд походным порядком. Где должен быть командир? Впереди на лихом коне.


- Показался противник и открыл орудийный огонь. Где должен быть командир? Опять может быть впереди, потому как по одному человеку из орудий палить не станут.


- Теперь, противник открыл пулеметный огонь. Где должен быть командир? Вот допустим, у них здесь десять пулеметов, а здесь два. Где?
- Тут, где десять.
- Тут... Соображать надо. Где им тебя ухлопать легче? Тут где десять. Стало быть, и должен быть ты там, где два. Иначе, без командира, и бойцам может быть крышка.


- Теперь, противник пошел в атаку. Где должен быть командир?
- Быть впереди.
- Должен перейти в тыл своего отряда. Из какого-нибудь возвышенного места наблюдать всю картину боя. Иначе отряд могут обойти с фланга.


- Теперь, решительными действиями отряда и его командира противник отброшен и обращен в бегство. Наш отряд преследует отступающего в панике противника. Где должен быть командир? Опять впереди на лихом коне, и первым ворваться в город на плечах неприятеля. Вот! Соображать надо.


- Э-э-э! А ведь ты врешь, Василий Иваныч. Если надо, ты всегда сам впереди идешь.
- Да, ну так то если надо.


- А это называется затыльник.


- А это называется щечки.
- А это как называется? Затыльник... Щечки. Эх-ты, герой.
- Уж и пошутить нельзя.
- Все вы коблы. Мы да мы, чапаевцы. Вот насчет баб - тут вы действительно герои.
- Ну, насчет геройства - ты это... брось. Вот слазю к белым, живого языка приведу - вот... вот увидишь.
- Ну насчет языка - добудешь или нет - там посмотрим.


- Да, ты что думаешь - я уйду? Так тебе и ушла. Учи, дьявол, пулемету!А это называется щёчки. Щёки! Ей-богу щеки!


- Да, ты что думаешь - я уйду? Так тебе и ушла. Учи, дьявол, пулемету!
- А это называется щёчки.


- Щёки! Ей-богу щеки!
Штаб-квартира белых


- А не находите ли вы, господин полковник, что ваши отношения с ординарцем слишком...
- Патриархальны, вы хотите сказать? Напротив, они вполне современны.


- Tempora mutantur - времена меняются, меняется и тактика отношений. Жаль, что вы этого не понимаете, поручик, вы оглядываетесь назад, чтобы вам не пустили пулю в спину.
- Мы все должны оглядываться.
- А я не оглядываюсь. Петрович у меня с 14-го года, прошел со мной по всем фронтам.
Чапаев выходит из себя


- Чапаев раскричался, обозвал нас... нехорошо.
- Сукиными детьми!
- Во-во! Знаем мы вас, говорит, всех этих... как его?
- Сукиных детей!
- Ни одному мужику не даете выйти на доктора! Экзаменовать немедленно!
- И тут же докУмент выдать!


- Чапаев раскричался, обозвал нас... нехорошо. - Сукиными детьми!Александр Македонский тоже был великий полководец, а зачем же табуретки ломать?


- Иначе, говорит, у меня вот в нагане семь "погов" - так два на вас спорчу!


- А, вы здесь, голубчики! Жаловаться пришли? Клистирные трубки. Шагом арш!


- И ты с ними? Гнилую интеллигенцию поддерживаешь?
- Не могут они.
- А я говорю - могут. И должны!


- Ты что, над Чапаевым издеваться? Застрелю, сволочь!


- Александр Македонский тоже был великий полководец, а зачем же табуретки ломать?


- Македонский? Полководец? Кто такой, почему не знаю? Я всех великих полководцев знаю. Гарибальди, Наполеон, Суворов, а эт как... Македонский? Кто такой, почему не знаю?
- Его мало кто знает. Он жил две тысячи лет тому назад.


- Слушай ты, моряк, красивый сам собою.
- А?
- Я давно тебе хотел сказать. Ты бы подтянулся что ли, малость? Ходишь вечно в таком затрапезном виде. А ты ведь теперь командир регулярной красной армии. Должен бойцам пример давать.


- А что ж это твой Александр Македонский-то, в белых перчатаках воевал, да?
- Но и не ходил как босяк!
- А ты почему знаешь, э? Две тысячи лет тому назад. Гляди у меня....


Штаб-квартира белых. Полковник совершает роковую ошибку


- Крепкий тыл решает окончательную победу, - говорит Ленин. - И в этом большевистский вождь прав.


- И что ж вы делаете, ироды? Мы вас ждали-ждали, а вы последнее тащите? Вот у нас советцка власть!
- Тихо, бабуся. На войне и поросенок божий дар.


- Да, вот хреновина. Ну прямо карусель получается. Белые пришли — грабють, красные пришли — тоже грабють. Ну куды крестьянину податься?


- Я Чапаев! Ты понимаешь, что я Чапаев? А ты, кто ты такой?!


- А что, товарищи граждане, красные армейцы, который из вас Чапай будет?
- Ну я.
- А не врешь?


- Ну коли так, еще раз тебе, Василий Иваныч, спасибо. Спасибо от общества.


- Ты приходи ко мне в полночь-за-полночь. Я чай пью - садись чай пить. Я обедаю - пожалуйста, кушай. Вот я какой командир!


- А вот, Василий Иваныч, мужики сомневаются. Ты за большевиков али за коммунистов?
- Чего?
- Я спрашиваю, вы за большевиков али за коммунистов?
- Я за интернационал!


- Василий Иваныч, а ты за какой, за второй или за третий?
- Чего за второй?
- Интернационал?
- Ну за тот, за который нужно, за тот и стою.


- Ну а все-таки, за второй или за третий?
- А Ленин в каком?
- В третьем. Он его и создал, третий большевистский.
- Ну и я за третий.


- Молодец, Анка. Превзошла технику.


- Теперь вы с "Максимом" друзья-приятели.


- Вот ухожу к белякам, в гости. Чапай с комиссаром ответственное поручение дали. Языка добыть.
- А сможешь?
- Я все могу.


- Молодец, Анка. Превзошла технику.Митьке. Брат умирает — ухи просит.


- Эх ты, дядя, я ж патроны-то вынул. Положь винтовку, не балуй.


- Ухи захотел, растяпа?
- Митьке...
- Кому?
- Митьке. Брат умирает — ухи просит.


- Шомполами, говоришь? И ты же им служишь?
- Умирает Митька. Ухи просит. Пустил бы ты меня.


- Умер брат-то, Митька умер.


- К вам я. Давеча паренек ваш поймал меня, но отпустил. Теперь сам пришел.
- Атаку они придумали. Там, в штабе. Пси... психическую какую-то.


- Психическая? Ну, хрен с ней — давай психическую.


- А ты что не спишь?
- Да, спи. А потом скажешь - вот, дескать, все спали, одному пришлось с казаками воевать.


- Гляжу я на тебя, Василий Иванович: недоступный ты для моего разума человек. Наполеон! Прямо Наполеон!
- Хуже, Петька, хуже. Наполеону-то легче было - ни тебе пулеметов, ни тебе аэропланов, благодать. Мне тоже на днях вот самолет прислали. Это одного безнзину, сволочь, жрет - не напасешься.


- Василий Иванович, а ты армией командовать могёшь?
- Могу.
- А фронтом?
- Могу, Петька, могу.
- А всеми вооружёнными силами Республики?
- Малость подучиться, смогу и вооружёнными силами.
- Ну, а... в мировом масштабе, Василий Иванович, совладаешь?
- Нет, не сумею. Языков не знаю. Да спи ты наконец, чертова болячка!
Утро перед атакой


- Часа через пол начнут атаку.


- Хватит, навоевались! Пускай другие воюют!


- Там лучшие сыны народа жизни свои кладут за наше революционное дело. А вы? Кровью искупить вину свою. Я сам впереди пойду.


- Дядь, а дядь, за что люди на смерть идут?
- За что? Хм... Ясно за что - за жизнь. Каждому хорошей жизни хочется.


- Красиво идут!
- Интеллигенция!


- Ты что же это, мадам? Стрелять надо, а у тебя пулемет заело?
- Не заело.
- Как эт не заело? Что ж не стреляла?
- Ждала.
- Чего ждала?
- Когда подойдут поближе.
- Эх ты какая. Гляди... Великолепно стреляешь. Молодец!


- Нужен смелый идейный офицер, чтобы возглавить эту операцию. Кому же вы предлагаете поручить ее, полковник?
- Я был бы счастлив, ваше превосходительство, если б вы доверили мне эту операцию.


- Лучшего я не могу и желать. Вам, полковник, я вручаю судьбу нашего фронта.


- Война кончится - великолепная будет жизнь! Знаешь, какая жизнь будет? Помирать не надо.


- Да помирать-то кому же охота? Вот борьба-то у нас такая - тут уж жизни своей жалеть не приходится. Либо они нас - либо мы их.
- Нет. Мы - их.


- Амба, Василий Иваныч, отступать надо.
- Чапаев никогда не отступал!




Формула любви


...................................................................................................................................................................................

- Голова всё может.
- В особенности, если это голова великого магистра.


- Стыдитесь. Вот Маргадон - дикий человек. И то выучил. Маргадон!
- Учиться всегда сгодится, трудиться должна девица, не плюй в колодец - пригодится.


- Держи билет. Дома-то есть кто?
- Бабушка.
- Здоровья-то крепкого?
- Ага.
- Ничего. Может, переживет.


- Какой ты меркантильный, Маргадон… О душе бы подумал!
- О душе? О душе... О душе... Мария.


- …Из стран Рождения река По царству Жизни протекает,
Играет бегом челнока И в Вечность исчезает…
Каково сказано, тётушка?
- Про речку? Хорошо... Сходил бы, искупался. Иль окуньков бы половил.


- Я вам про что толкую? Про смысл бытия! Для чего живет человек на земле? Скажите!
- Как же так сразу? И потом - где живет?…
Ежели у нас, в Смоленской губернии, это одно… А ежели в Тамбовской - другое…


- Знаю, о ком ты грезишь! Срам! Перед людьми стыдно...
- Это вы о ком?
- О ком! О бабе каменной, вот о ком! Вся дворня уже смеётся!


- Вона, опять у нашего парня ипохондрия сделалась!
- Пора. Ипохондрия всегда на закате делается.
- Отчего же на закате, Степан Степанович?
- От глупых сомнений, Фимка.
- Вот глядит человек на солнышко и думает: взойдёт оно завтра аль не взойдёт?


- "Любовь", Фимка, у них слово "амор"! И глазами так...
- Амор...


- Простыл наш батюшка, простыл касатик! Перекупалси.
- Заголосила! Да не простыл наш батюшка, а с глузды двинулся!


- Никакое это не произведение, а Содом с Гоморрой!
- Разве их две? Вроде одна...
- Чего одна?
- Одна Гоморра.


- Это Жазель. Француженка. Я признал её. По ноге.
- Не, это не Жазель! Жазель была брюнетка, а эта вся белая.


- На голову жалуется.
- Это хорошо. Лёгкие дышат, сердце стучит.
- А голова?
- А голова предмет тёмный и исследованию не подлежит.


- Откушать просим, доктор, чем бог послал.
- Откушать можно. Коли доктор сыт, так и больному легче.


- Ипохондрия есть жестокое любострастие, которое содержит дух в непрерывном печальном положении. Тут медицина знает разные средства, лучшее из которых и самое безвредное - беседа.
- Слово лечит, разговор мысли отгоняет.


- Клопов?! Великий человек! Магистр!.. И клопов?!
- Так они, сударь, не разбирают, кто магистр, а кто не магистр.


- Есть люди, которым дорого просвещение!


- Жуткий город. Девок нет, в карты никто не играет.
В трактире украл серебряную ложку, никто и не заметил. Посчитали, что ее и не было!


- Варварская игра, дикое место, меня тянет на родину.
- А где ваша родина?
- Не знаю. Я родился на корабле, но куда он плыл и откуда, никто не помнит.


- А где вы родились, Жакоб?
- Я вообще еще не родился.
- Не родились?
- Нет.
- И как вы дальше думаете?


- Силь ву пле, дорогие гости, силь ву пле... Же ву при, авек плезир...
Господи прости, от страха все слова повыскакивали... Алексис, они что, по-нашему совсем не понимают?


- Хороший человек...
- Солонку спёр.
- И не побрезговал...


- Дядь Степан, ихний кучер на меня в лорнет посмотрел, чего это он, а?
- Чего-чего... Зрение слабое.
- Бедненький.


- Степан! Степан, у гостя карета сломалась.
- Вижу, барин. Ось полетела.
- И спицы менять надо...
- За сколько сделаешь?
- За день сделаю.
- А за два?
- Ну... Сделаем и за два.
- А за пять дней?
- Ежели постараться... можно и за пять.
- А за десять?
- Ну, барин, ты задачи ставишь... За десять ден одному не справиться. Тут помощник нужен. Гомо сапиенс...


- Эта песня о бедном рыбаке, который поплыл из Неаполя в бурное море.
А его бедная девушка ждала на берегу, ждала-ждала, пока не дождалась.
Она сбросила с себя последнюю одежду и...
тоже бросилась в бурное море.
И сея пучина поглотила ея в один момент.
В общем, все умерли.


- Ален ноби, ностра алис! Что означает - если один человек построил, другой завсегда разобрать может!


- Кто ест мало, живет долго, ибо ножом и вилкой роем мы могилу себе.
- Мудро.


- Обо мне придумано столько небылиц, что я устаю их опровергать.
Между тем биография моя проста и обычна.
Родился я в Месопотамии, две тысячи сто двадцать пять лет тому назад.
Вас, вероятно, изумляет столь древняя дата моего рождения?
- Нет, не изумляет.
У нас писарь в уезде был, в пачпортах год рождения одной только циферкой обозначал.
Чернила, шельмец, вишь, экономил. Потом дело прояснилось, его в острог, а пачпорта переделывать уж не стали. Документ все-таки.
Ефимцев, купец, третьего года рождения записан от Рождества Христова,
Куликов - второго… Кутякин - первого.
- Да, много их тут, долгожителей.


- От пальца не прикуривают, врать не буду. А искры из глаз летят...


- Ну, я вам доложу, был фейерверк… Все сено сжег. Да какое сено! Чистый клевер…
- Да ладно врать-то! Чистый клевер... У вас всё осокой заросло, да лопухами.
- Что вы такое говорите, Феодосья Ивановна, у меня воз сена стоит десять рублей.
- Стоит-то оно стоит, да никто ж его не покупает! У вас же совсем никудышное сено! Разве что горит хорошо.


- Видите эту вилку?
- Ну?
- Хотите, я ее съем?
- Сделайте такое одолжение.


- Да! Это от души… Замечательно. Достойно восхищения.
Ложки у меня пациенты много раз глотали, не скрою, но вот чтоб так, обедом…
На десерт… и острый предмет… замечательно!
За это вам наша искренняя сердечная благодарность.
Ежели, конечно, кроме железных предметов ещё и фарфор можете употребить…
Тогда просто нет слов!


- Теряю былую лёгкость!
- После ужина - грибочки, после грибочков - блинчики...


- Жуткое селение.
Двери не запирают.
Вчера спросил у ключницы 3 рубля, дала, мерзавка!
И не спросила, когда отдам!


- Откушать изволите?
- Как называется?
- Оладушки.


- Селянка, у тебя бабушка есть?
- Нет.
- Сиротка, значит.


- Подь сюды. Хочешь большой, но чистой любви?
- Да кто ж её не хочет?
- Тогда приходи, как стемнеет, на сеновал.


- Она не одна придет, она с кузнецом придет.
- С каким кузнецом?
- С дядей моим, Степан Степанычем. Он мне заместо отца, кузнец наш.
- А зачем нам кузнец? Не, нам кузнец не нужен.
Что я, лошадь, чтоль? Зачем нам кузнец?


- Это ты разболтал?
- Что вы, магистр? Я был нем как рыба...
- Лжешь!
- Нет.
- И быть тебе за это рыбой. Мерзкой скользкой...
- Да, но обещали котом...
- Не достоин!


- Если когда-нибудь, в палате лордов мне зададут вопрос: зачем, принц, вы столько времени торчали под Смоленском? Я не буду знать, что ответить..


- Меня предупреждали, что пребывание в России действует разлагающе на неокрепшие умы.


- Куда сдадите?
- В участок. А потом вас там публично выпорют, как бродяг, и отправят в Сибирь убирать снег!
- Весь?


- А как он с Вами разговаривает? Вы, человек, достигший вершин лондонского дна...


- Человек хочет быть обманутым, запомни это.
Все обманывают всех, но делают это слишком примитивно.
Я один превратил обман в высокое искусство, поэтому стал знаменит.


- Значит, я ставлю ультиматум...
- Да. А я захожу сзади.


- И если мы завтра не уедем - я сбегу.
- И не побоитесь?
- Для бегства у меня хватит мужества.


- "Лабор ист ест ипсе волюмпас". Что означает: Труд - уже сам по себе есть наслаждение!


- Я все понял, Жакоб. Все пришельцы в Россию будут гибнуть под Смоленском.


- Дядя Степан, помог бы ты им, а? Ну грех смеяться над убогими, ну посмотри на них.
Подневольные ж люди. Одной рыбой питаются.


- Что вы говорите такое, тетушка? Сами же учили: на чужой каравай рот не разевай!
- Дак мало ли я глупостей-то говорю? А потом, когда человек любит, он чужих советов не слушает!


- Не спится?
- Да... Вот. Люблю прогулки на рассвете.
- Сразу на двух конях? Седалища не хватит.


- Я всё понял. Вы, сударь, обманщик и злодей!


- Что же вы медлите, сударь?
Вы - гость, вам положено стрелять первым.


- Надеюсь, застрелиться в присутствии гостя не противоречит вашим обычаям?


- Маргадон. Один надо было зарядить.
- А вы, оказывается, бесчестный человек, Маргадон.
- Конечно. Если бы я был честный человек, сколько бы народу в Европе полегло. Ужас!


- Стрелялся, стало быть, у нас некий помещик Кузякин. Приставил пистолет ко лбу, стрельнул раз - осечка! Стрельнул другой - осечка! Э, думает, видно не судьба! И точно! Продал пистолет, а он у него дорогой был, с каменьями. Продал пистолет, да на радостях напился… а уж потом спьяну упал в сугроб да замерз...
- Это он к тому говорит, что каждому свой срок установлен и торопить его не надо.


- Тем более что организм ваш, батенька, совсем расстроен неправильным образом жизни. Печень вялая, сердечко шалит... Как вы с ним две тыщи лет протянули, не пойму! Кончать надо с хиромантией, дружок!


- У вас в Италии мята есть?
- Ну откуда в Италии мята? Видел я их Италию на карте, сапог сапогом, и все!


- Ему плохо?
- Нет, ему хорошо.
- Хорошо?
- Живым всё хорошо.


- Мы, граф, соседям сказали, что материализация состоялась. Чтобы ваш авторитет не уронить. Вот, мол, было изваяние, а теперь стала Марья Ивановна. Многие верят.


- Алёша! Алёш, ну до того ли сейчас господину Калиостро?
- До того, до того.
Ну, как там наш папенька?
Папенька согласился.


- Это замечательно. Когда уходишь от погони, ни о чём другом уже не думаешь.




Убить дракона


...................................................................................................................................................................................

- Он что, хотел меня убить?
- Да нет, что ты. Если бы он хотел тебя убить, он убил бы. Это он баловался. Шутил. Держи.
- Спасибо. Странные у него шутки.
- А мы привыкли, и нам нравится. Да.


- Ты что, не слышал про нашего Дракона?
- Он не слышал.
- Я нездешний.
- Ну и что? Все обязаны знать нашего Дракона.


- Он навел порядок.
- На вашем месте я бы его убил.


- Однако, я пoражаюсь твoему спoкoйствию! И знаешь, Шурик, как-тo даже вoт тянет устрoить скандал!


- А бургомистр?
- Бургомистр - это ты.
- Чего ж ты меня перебиваешь?


- Полюбила Дракона?
- Нет, это не любовь, это наша традиция.


- И вы терпите?
- Мы привыкли.
- К дракону можно привыкнуть?


- Можно. Он очень добр.
- Что ж он такого доброго сделал?
- Ну как Вам сказать? Он очень много сделал для нашего города. При нем началось большое строительство. И он избавил нас от цыган.


- Я, правда, не видел ни одного цыгана в жизни, но помню, как сейчас помню, проходили в школе, что это страшные люди.


- И потом, вот эта их музыка... она всех раздражает.
- Вы ее слышали?
- Я - нет, но рассказывают.


- Умирать не собирается?
- Нет, ему всего 400 лет.
- Тем более пора.


- Единственный способ избавиться от Дракона - это иметь своего собственного.


- Я начал завидовать рабам. Они все знают заранее. У них твердые убеждения. Наверное, потому что у них нет выбора.


- Вы часто шутите.
- Постоянно. Если начинаю, не могу остановиться.


-Я вызываю тебя на бой в третий раз. Слышишь ты, звероящер!
- Кто?
- Послышалось.


- Мы еще не обсудили условия поединка.
- Мы давно уже убиваем без всяких условий. Новое время - новое веяние.


- Папа всегда говорил: уничтожай архивы.
- Вами съеден исторический документ.


- Прошу слова!
- Чего?
- Слова.
- Шутит! Он шутит! Господин Дракон, это явная шутка, такое нельзя сказать всерьез.
- Зачем тебе слово? Чего ты с ним будешь делать?


- Все-таки, если нельзя протестовать, то хотя бы поспорить.
- Так, дискуссия у нас тут началась. Придется уничтожать все гнездо.


- Строгий, но справедливый.


- Немного о себе. Общая мозговая и физическая недостаточность,
раздвоение личности, постоянный бред, эротомания.
Но при этом, бургомистр вольного города, избираюсь 17-й раз подряд, пожизненно.


- Вот, все смотрят и осуждают Вас. Ну что, осуждаешь?
О... это... у-у-у...


- Да Вы любого спросите. Где любой? А, вот он.
Не хотелось бы Вам Чтобы Ланселот уехал?
- А то как же! Да уж само собой, да!


- Вот, все в один голос, все! А ВЫ?
- А я не уеду.
- Не подчинитесь воле народа?
- Это не народ.
- Это не народ? Это хуже народа. Это лучшие люди города.


- Нет, нет, ну конечно, он обречен. Конечно. Этот поединок...
Все заранее... чем кончится...
Ну не может один человек и такая махина...


- Опять с ума сходишь?
- Не кричи на папу. У папы недуг.


- Стоп, не идиотничать! Без казенных восторгов, один раз, как отец сыну, искренне:
да или нет? Может победить или не может?
- Может. Но не Дракона, и не в этот раз. И не Ланцелот.


- Ты меня спрашиваешь, может ли Ланцелот победить Дракона? Я тебе отвечаю, отвечаю как сыну, искренно. Может.
Один раз не побояться, собраться с силами взять его за глотку и мордами, наступив на хвост, и мордами его, гада, понимаешь... Вот так думают некоторые и ошибаются. Потому что нашего Дракона победить может только он сам.


- Я горжусь тобой. И не как родитель, а как близкий тебе человек, знаток.
Мы не умели так. Я ведь тоже отца закладывал, но письменно.


- Стой здесь и жди. Когда начну - не скажу. Настоящая война начинается вдруг.


- Вот они, лучшие оружейники города. Смелые люди, но всего боятся.


- Птица наша... Птица! Пора!
- Все! Пошел на разбег.


- Давай! Руби ленточку, академик.


- Некоторые считают, что это хвост, но по-моему, он потерял голову.
- Какую?
- Главную!


- Вы не скажете, что происходит там, наверху? Я последнее время стал плохо видеть.
- Сегодня каждый сам за себя решает, что он видит.


- А злые языки говорят, что господин Дракон потерял голову.
- А вы что говорите?
- Мы говорим, что Дракон освободил от военной службы одну свою голову по состоянию здоровья.
- Идя навстречу ее же пожеланиям.
- А злые языки что?
- Они говорят, оставшиеся две хуже первой, и скоро будут в заднице.


- Что птицы?
- Свистят. Один попугай соглашается. Ты ему - видел? Он - видел.
- Ты ему - Ланцелота? Он говорит Ланцелота. Ты ему - где? А он...
- Я давно говорил, попугаи у нас не приживутся.


- Хорошо. Я больше не Ланцелот. Помянем имя смелого рыцаря Ланцелота. На!
- Я неизвестно с кем не пью.
- Стой! Я тоже.


- А ты говорил... Кстати, папа, ты знаком с тюремщиком?
- Нет, очень мало.
- Ничего, будет время - познакомишься.


- Слушай, папа! Ты должен научиться на свадьбах радоваться.
- Если будешь скучным, то я все равно на ней женюсь, но уже как на сироте.


- Честное слово, не смогу.
- Сможешь. Я тоже не верил, но когда сначала факты, потом очевидцы, и сам покойник... Я говорю: кто тебя убил? Он говорит: ты.


- Граждане вольного города! Начинаем наш светлый праздник любви и согласия.


- Охрана разбегается.
- Тюремщика ко мне.
- Он первый сбежал.
- Что он, с ума сошел? Сегодня жалованье платят.


- Я был призван на службу, а дальше, как все.
Служил честно, но деньги брал. Понимаете? Все брали. И...


- Не смотрите так, дело не во мне. Нас, молодых, так учили, понимаете? Так учили.
- Всех учили, но почему ты оказался первым учеником?


- Мы были искренни, господин Ланцелот. Ведь кого-то надо любить.


- Да вы что? Вы что?
Вы уже год, как свободные люди! Вы же свободные люди!


- Ну поймите же, он здесь, и я сейчас заставлю каждого это понять и убить дракона в себе!


- Вы только не сердитесь на нас, наш новый господин.
Они обязательно полюбят Вас, но на это нужно время.
Будьте терпеливы.


- Ну? Что, прохожий, все сначала, а? Может быть, не сейчас? Все-таки дети. Потом.
- Нет, сейчас.
- Ну, значит, теперь-то и начнется... Самое интересное. Готовьсь!




Тот самый Мюнхгаузен


...................................................................................................................................................................................

- Нужно было выбирать одно из двух: погибнуть или как-то спастись.
- Ну, что же Вы выбрали?
- Угадайте.


- А рука-то у меня, слава богу, о-го, сильная, а голова, слава богу, мыслящая!


- Вы утверждаете, что человек может поднять себя за волосы?
- Обязательно. Мыслящий человек просто обязан время от времени это делать.


- Как, вишневое дерево?
- Дерево? На голове оленя? Скажите лучше - вишневый сад!
- Если бы вырос сад, я бы сказал - сад. А поскольку выросло дерево, зачем же мне врать?


- Ой!
- Конечно, дергать мы все умеем. Висит ручка, чего не дернуть?


- Господин барон Вас давно ожидает. Он с утра в кабинете работает.
- Заперся и спрашивает:"Томас, говорит, не приехал еще господин пастор?"
- Я говорю: "Нет еще".
- Он говорит "Ну и слава богу".


- Господин барон пошел как-то раз в лес на охоту.
- Медведь бросился на него. А поскольку господин барон был без ружья...
- Чего же он был без ружья?
- Я же Вам говорю, он пошел на охоту.


- Томас, посмотри, они летят? А?
- Летят, господин барон! Сейчас пролетят над нашим домом.
- Будем бить через дымоход.


- Ну как?
- Попал. Утка. С яблоками. Она, кажется, хорошо прожарилась.
- Она, кажется, и соусом по дороге облилась.
- Да? Как это мило с ее стороны.


- Так. К сожалению, барон, я ничем не смогу Вам помочь.
- Почему?
- Потому, что при живой жене Вы не можете жениться вторично.
- Вы говорите, при живой?
- При живой.
- Вы предлагаете ее убить?
- Господи! Да упаси Вас бог, барон!


- Может быть, тебе не стоило начинать с Софокла? И с уткой в этот раз ты тоже перемудрил.
- Хотелось его развеселить. Мне сказали: умный человек.
- Ну мало ли что про человека болтают.


- Господин Рамкопф, Вы друг нашей семьи, Вы очень много делаете для нас. Сделайте еще один шаг!
- Все, что в моих силах.
- Вызовите отца на дуэль.
- Никогда.
- Но почему?
- Ну, во-первых, он меня убьет. А во-вторых...
- Первого достаточно. Успокойся, Фео.


- Судя по обилию комплиментов, вы вернулись с плохой новостью?


- Нет оснований? Человек разрушил семью, выгнал на улицу жену с ребенком.
- Каким ребенком? Я офицер!
- Выгнал жену с офицером.


- Но это факт?
- Нет, это не факт.
- Это не факт?
- Нет, это не факт. Это гораздо больше, чем факт. Так оно и было на самом деле.


- Дело в том, что наш обожаемый герцог в последнее время находился в некоторой конфронтации с нашей обожаемой герцогиней.
- И что?
- Ой.
- Ужасный мальчик. Весь в отца.
- Ну, ну. Говорят, она его поймала с какой-то фрейлиной. Это было ужасно! Это было...
- И что?
- Будучи в некотором нервном перевозбуждении, герцог вдруг схватил и подписал несколько прошений о разводе со словами "На волю! Всех на волю!"


- Все решение в талии. Как вы думаете, где мы будем делать талию?
- На уровне груди.
- Гениально!
- Гениально, как все истинное.


- Я не разрешу опускать линию талии на бедра. 155.
- В конце концов, мы - центр Европы.
- Я не позволю всяким там испанцам диктовать нам условия.
- Хотите отрезной рукав - пожалуйста.
- Хотите плиссированную юбку с вытачками? Принимаю и это.
- Но опускать линию талии не дам.


- "Распорядок дня барона Карла Фридриха Иеронима фон Мюнхгаузена на 30 мая 1779 года."
- Любопытно.
- Весьма.
- "Подъем в 6 часов утра."
- Ненаказуемо.


- "С 8 утра до 10 - подвиг."
- Как это понимать?
- Это значит, что от 8 до 10 утра у него запланирован подвиг. Ну? Что Вы скажете, бургомистр, о человеке, который ежедневно отправляется на подвиг, точно на службу?


- Я сам служу, сударыня. Каждый день к девяти утра я должен идти в мой магистрат. Я не скажу, что это подвиг. Но вообще что-то героическое в этом есть.


- Господа, мы дошли до очень интересного пункта."16:00- война с Англией".
- С кем?!
- С Англией.
- Господи, ну чем ему Англия-то не угодила?
- Где она? Где, я Вас спрашиваю?
- Кто?
- Англия.


-Отозвать всех уволенных в запас. Отменить отпуска. Гвардию построить на центральной площади. Форма одежды - летняя, парадная. Синие мундиры с золотой оторочкой. Рукав вшивной. Лацканы широкие. Талия на 10 см ниже, чем в мирное время.
- Ниже?
- То есть выше.
- А грудь?
- Что, грудь?
- Оставляем на месте?
- Нет, берем с собой.


- Неужели нельзя арестовать одного единственного человека? Конь устал!
- Все в порядке, Ваше Высочество. Барон Мюнхгаузен будет арестован с минуты на минуту. Просил передать, чтоб не расходились.


- Это еще что такое?
- Арестованный.
- Почему под оркестр?
- Ваше высочество, сначала намечались торжества потом аресты. Потом решили совместить.


- А где наша гвардия? Гвардия где?
- Очевидно, обходит с флангов.
- Кого?
- Всех.


- Сдайте шпагу.
- Ваше высочество, не идите против своей совести.
- Я знаю, Вы же благородный человек, и в душе тоже против Англии.
- Да, в душе против. Да, она мне не нравится... Да.
- Но я сижу и помалкиваю. Война это...


- Почему продолжается война? Они что у Вас, газет не читают?


- Мой муж, господа, опасный человек! 20 лет моей жизни отдано ему! 20 лет я усмиряла его. Я удерживала его в границах семейной жизни. И тем самым спасала жизнь. Вашу жизнь. Жизнь общества от него!...


- Не страшно, что я брошена. Не страшно. Страшно, что он свободен!


- О чем это она?
- Барона кроет.
- И что говорит?
- Ясно что, подлец, говорит. Псих ненормальный, врун несчастный.
- И чего хочет?
- Ясно чего, чтоб не бросал.
- Логично.


- Есть пары, созданные для любви. Мы же были созданы для развода.


- Якобина с детства не любила меня и, нужно отдать ей должное, сумела вызвать во мне ответные чувства.
В церкви на вопрос священника, хотим ли мы стать мужем и женой, мы дружно ответили "нет", и нас тут же обвенчали.
После венчания мы уехали с супругой в свадебное путешествие.
Я - в Турцию, она - в Швейцарию, и три года жили там в любви и согласии.


- Великий боже, сделай так, чтобы все было хорошо.
Помоги нам, господи. Мы так любим друг друга.
И не сердись на Карла, господи.
Он дерзок, он часто готов спорить с тобой, но ведь ты, господи, старше, ты мудрее.
Ты должен уступить. Уступи, господи.
Ты уже столько терпел. Ну потерпи еще немножко.


- Барон, Вы ведь разумный человек. Я всегда относился к Вам с симпатией.
Я уважал Ваш образ мыслей. Свободная линия плеча, обуженные панталоны.


- У нас их чересчур много, этих препятствий. Они мне не по силам. Господи, почему ты не женился на Жанне Д'Арк? Она ведь была согласна.
- Я знал, что встречу Марту.


- И пусть памятник, который мы устанавливаем в его честь, станет символом...
- Символом - вяло.
- Хорошо, пусть станет не только символом.
- Лучше.
- Пусть станет не только символом беззаветной любви города к своему гражданину...
- Лучше сказать: "К своему великому сыну".
- Лучше. Пусть он станет источником отваги, смелости, родником живительного оптимизма, который никогда не перестанет бить...
- Лучше сказать струиться.
- Но родник, он бьет.
- Иногда бьет, а иногда струится. В данном случае лучше, чтобы он струился.


- Который час, Томас?
- Часы пробили 3, барон упал в 2, стало быть, всего час.
- Чего ты болтаешь? Надо складывать 3 плюс 2.
- Это раньше надо было складывать, а теперь лучше вычитать.


- Жаль только, что одна половина. А что если не побояться и...
- Ликвидировать.
- Или приблизить?
- Соединить.
- Вот... Так даже смешнее.
- Гораздо. И сразу польется вода.
- Откуда же будем лить воду? Из какого места?
- Из Мюнхгаузена, господа, воду лить не будем. Незачем.
- Он дорог нам просто как Мюнхгаузен. Как Карл Фридрих Иероним.
- А уж пьет его лошадь или не пьет - это нас не волнует.
- Не в пустыне же.


- Все шутите?
- Давно бросил. Врачи запрещают.
- С каких это пор вы стали ходить по врачам?
- Сразу после смерти.


- Хороший мальчик?
- 12 килограмм.
- Бегает?
- Зачем? Ходит.
- Болтает?
- Молчит.
- Умный мальчик, далеко пойдет.


- Завтра годовщина твоей смерти. Ты что, хочешь испортить нам праздник?


- Давай поговорим в другой раз.
- Хорошо. Сегодня в полночь у памятника.
- У памятника. Кому?
- Мне.


- Господин бургомистр! Его высочество герцог опять промазали! Четвертый раз гоним этого кабанчика мимо его высочества, а его высочество, извините за выражение, мажет и мажет. Прикажете прогнать в пятый раз?
- Нет. Неудобно. Он его уже запомнил в лицо.
- Кто кого?
- Герцог кабанчика.


- Нет, ну докатились, а? Докатились! У цыган крадем медведей! А ведь были, были... Буквально родиной медведей.


- От меня ушла Марта.
- Она с ума сошла. Неблагодарная, дрянь. Кухарка. Она думает, это просто, быть любовницей такого человека. Мерзавка. Мы ее вернем.
- Это не страшно. Действительно. Мы ее уговорим.


- Нет, вы ее плохо знаете. Чтобы вернуть ее, придется вернуть себя.


- Вот факты: выписка из церковной книги, справка о смерти барона, квитанция на гроб.
Казалось бы, доказательств более чем достаточно.
Однако, подсудимый продолжает упорствовать!
Воспользовавшись своим внешним сходством с покойным бароном, коварно овладев его походкой, голосом и даже отпечатками пальцев, подсудимый наивно надеется нас обмануть и заставить узнать в себе нашего дорогого барона, которого мы три года назад торжественно проводили!


- Фрау Марта, фрау Марта! Фрау Марта, у нас беда, барон воскрес.
Будут неприятности, фрау Марта.


- Если человек хочет сказать правду, он имеет на это право. Мне бы только хотелось знать, какую правду вы имеете ввиду?
- Правда одна!
- Правды вообще не бывает.
- Да. Правда - это то, что в данный момент считается правдой.


- Господи! Неужели вам обязательно нужно убить человека, чтобы понять, что он живой!
- Хорошо сказано. Очень. Но у нас нет выхода.


- Господин пастор, господин пастор!
- Ну?
- Попросите, чтобы меня пропустили!
- Я ему тут собрал кое-что в дорогу. Все-таки путь то не близкий.
- А ты что, и впрямь думаешь, что он долетит?
- До Луны? Конечно.
- Ее же даже не видно.
- Когда видно, так и дурак долетит. Барон любит, чтоб было потруднее.


- Поразительно.
- Что, ваше высочество?
- Я говорю, поразительно, как наш народ гармонирует с природой.
- О! Я это запомню.
- Вы запишите.


- Ну а не будет ничего такого не нужного?
- Что вы, Ваше высочество. Все пойдет по плану. После увертюры - допросы. Потом - последнее слово подсудимого, залпы, общее веселье, танцы.


- А почему не слышно? Я не понимаю, о чем они говорят.
- Ваше высочество, подсудимый благодарит городские власти и как бы шутит со своей возлюбленной.
- Хорошо. Особенно кружевной воротник и передняя вытачка ему очень к лицу. И вообще, он похож на покойного.


- Ну... Будем исповедоваться.
- Я это делал всю жизнь, но мне никто не верил.
- Прошу вас, облегчите свою душу.
- Это случилось само собой, пастор. У меня был друг. Он меня предал. У меня была любимая. Она отреклась. Я улетаю налегке.


- Грубо. Как мы все-таки любим... Всегда бы... Не это главное.


- Они положили сырой порох, Карл! Они хотят помешать тебе, Карл!
- Вот. Спасибо. Спасибо, Марта. Пусть завидуют! У кого есть еще такая женщина?


- Боже мой. Дочь аптекаря - она и есть дочь аптекаря.


- Где командующий?
- Командует.


- Я уже ничего не понимаю. Так это он или не он?
- Не можешь потерпеть 2 минуты?


- Ну вот что, наверное, мы тут все были в чем-то неправы...
- Господа, решением ганноверского суда в связи с успешным завершением эксперимента...
- Раз уж все так сложилось, так пусть уж идет как идет...
- Приказано, Высочайшим повелением приказано считать подсудимого бароном Мюнхгаузеном!
- И вот тут некоторые стали себе позволять нашивать накладные карманы и обуживать рукав - вот этого мы позволять не будем.


- Поздравляю от всей души!
- Но с чем?!
- С успешным возвращением с Луны!
- Неправда! В этот раз я не был на Луне!
- Как это не был, когда уже есть решение, что был?


- Незаметно присоединяйтесь...
- Присоединяйтесь, барон. Присоединяйтесь.


- Да поймите же!
Барон Мюнхгаузен славен не тем, что летал или не летал.
А тем, что не врет.


- Томас, ступай домой! Готовь ужин! Когда я вернусь, пусть будет 6 часов!
- 6 вечера или 6 утра?
- 6 дня.


- Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны. Умное лицо - это еще не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица. Улыбайтесь, господа, улыбайтесь.




Старый новый год


...................................................................................................................................................................................

- Событиев у людей, событиев...


- Какая прелесть...
- Какая прелесть.
- Федор!
- Федя. Веди себя прилично, ты не в школе.


- Эх, капусточка наша родимая.


- Гляньте, носок засосало. Ну, зверюга-машина.


- И слово-то нашли какое поганое - пылесос.


- Цыц! Ввиду случившегося - цыц!


- Нехорошо так, Лиза. Эгоиста вырастишь.
- Правильно, правильно. Не отдавай свово. Правильно делаешь. Делай так, вот так.
- Мое берут. Мое!


- Мое берут!
- Лизка, цыц! А то сейчас все отыму!


- Загори, загори, моя звезда.


- Стыдно. Ой стыдно. А еще называем себя потомками русской демократической интелигенции.


- Вещи, вещи. Одно барахло на уме. Душа, дух, духовность...


- Не надо этого. Понимаете, не надо этого. Это же, это же пошло! Понимаете, это пошло!


- Ну-ка студент, включай.
- Я включу, но я не отвечаю.


- Выключатель не включается.


- Хм. Великолепность.
- Электрификация!


- Отдыхай, Петь.


- Нюр, ну не так. Огурчик надо было сердечком резать.


- Ну уж вы оторвали так оторвали.
- Привет! Че это мы отрывали-то?


- Бабушку они выписали. Еще б корову привезли.


- А это ведь Адамыч. Он завсегда с народом. Наш человек.


- А древний мудрец Экклезиаст говорил, говорил: "пора собирать, пора разбрасывать".


- Но кто же виноват, что Федя поразительно амузыкален?


- А вообще, зачем коврик-то на стенку, товарищи дорогие? Не в юрте же. Смысл-то?
- Да ты держи крепче! Такой ковер - чо ж, ногами по нем ходить, что ль? Смысл... Да поглядите кто-нибудь, криво аль не криво, идолы? Руки онемели держать!
- Будто распяли задом наперёд.


- Древний мудрец Экклезиаст говорил "Кривое не может сделать прямым".


- Щас пожрем. У Полуорловых любят пожрать.
- Перестань. Я на диете.
- Да что ты? Клавуня пиццу обещала. Настоящую итальянскую пиццу. Шик.


- А я завсегда с народом. Таков человек. Народ, значит, в старых домах жил, и я значит. Народ переехамши, и мы конечно.


- Вот, Жорж Санд Руссо...
- Поговорим, старик, и про Руссо, и про все.


- Чумовоз пора вызывать. И в Ганнушкино. Ну где вы видели таких людей, чтобы вещи выбрасывали?


- Между прочим, у нас ведь это колоссальная проблема - ТВ и дети.
- Да, проблема. Телевизоров все больше, а детей все меньше.


- Когда откроешь - сзади светится. Водочка там у меня стоит.
- Стоит? А че она стоит-то?
- Ха-ха. В натуре, у нас не застоится.


- Ой, ну вы с Любкой, прям, я не знаю совсем, интеллигенты.


- Очень, говорит, на деревяшки девчата идут.


- Да что ты в натуре нам весь вечер тут шнуруешь-то? Ну че у нас, хуже что ль?
- Надо так о всех думать. Чтоб всем хорошо.
- Ха-ха, всем. Одного хорошо на всех не хватит.


- У меня-то? У меня все есть.
- Ха, все. Че все-то?
- А шо надо.
- А че те надо?
- А шо есть.


- Анна Романна, это все-таки не наша мораль.
- Ну я не про нашу мораль. Я говорю, француз.


- Куда мы идем?
- Куда идем и куда заворачиваем?


- Да, и самое скверное свойство потребностей, как известно, это то, что они, собаки, растут.


- Еще Гегель в "Феноменологии духа" писал, что...
- Нищему пожар не страшен.


- Скоро вообще, знаешь как? Вот ты сидишь покуриваешь, а машина мало что работает, она тебе еще за пивом бегает.
- Ну, пошел...
- Но это - шутка, конечно.


- У меня Ольга Барятинская, из седьмого "Б" - курит! Мало этого, говорит: "поставите еще раз двойку в четверти - уйду, говорит, к черту, в монастырь... мужской.


- Работал я как-то в театре, капеньдинером. Тоже ужас...


- Я, например, Георгий, одета хуже, чем моя Ольга Барятинская из седьмого "Б". А в журнале у нее - одни двойки.
- Если ребенок плохо учится - пусть хоть одевается хорошо.


- Люди под землей бегут, в метро, по подземным переходам. А машинам - широкие улицы, машины на воздухе.
- Рыбки передайте, Маруся...


- Мы сами себя изнежили. Ватой обложили.
- Точно. Изнеженные мы.
- Да. Ходить разучились. Есть не умеем.
- Пить не умеем...


- Питание-то все лучше, а здоровье-то все хуже.
- Кто это?


- Ну все есть. Не хуже теперя, чем у людей.


- По луне-то ходим, а пройди по Малой Черкизовской.


- А булочки? Мы, старые работники культуры, помним, какие были булочки.


- Так я и знала. Нет, ну так сразу бы и сказал, а то ведь...
Все вон, дух, духовность, ничего не надо, да быть человеком. Тебя что, уволили, что ли?


- Ничего не надо. Не дают - вот и не надо.


- Отдыхай, Петь.
- Не, Вась, спокойно.


- Да по голосам. Делает куклам голоса, медведЯм пищалки вставляет.


- Люди-то, люди по космосАм - а мой по голосам!


- Да люди-то ракеты конструируют, корабли. А наш - сказать стыдно...
- Че это он изобрел?
- Унитаз.


- Позвольте мне...
- Старому работнику культуры...
- Да... сказать несколько слов. Я хочу выпить за талант.
- Не талант, а гений.
- Что такое талант? Талант - это вечная молодость. Ничто так не молодит, как талант. И пусть уносят все, пусть. Лишь бы крылья, самоощущение полета... Мы, старые работники культуры помним полет, полет... Выше, выше, выше... За молодость. За юный жар, за юный бред. За тебя, Петруша.


- Что творится на одной только лестничной клетке, товарищи дорогие.


- Ну, че ты? Может, еще чайку?
- Да че-то чай, Клав, как-то не помог.


- Время обнимать, и время отклоняться от объятий.


- Сухие цветы, мы их трогали, они шуршали, лопались. Семена сыпались из коробочек, нас все искали, а мы с тобой... Эта оранжерея. Ах, как мы были трепетны. Как мы боялись прикоснуться.
- Да, че-то сыпалось.


- Это все очищает. Мне хочется музыки. Музыки. Ну, поговори со мной, ну поговори, а?
- Пожевать бы че-нибудь.


- Нет, Петя, главное, чтобы ты понял. Сам понял, как я понял, что ты понял. Понял?!


- В двадцать пятой этой квартире, простите, триста двадцать пятой квартире... второй день дочке 5 лет справляют... Она плачет, а они - пляшут!


- Адамыч, достань, я тебя прошу, достань. Спать негде, есть нечего, ну... идти не к кому. Ну что еще остается интеллигентному человеку?


- Ну за ружьё-то дай мне сказать.


- Кладбище... Снится всю неделю кладбище.
- Пятницкое или Ваганьковское?
- Кладбище идей.


- А наука, истина...
- Будь выше.
- А я выше. Чего?
- Всего. Чем человек выше - тем он должен быть ниже. Чем он ниже - он должен быть выше.
- Чего?


- Пресс научного прогресса оказывает не только причинно-следственное воздействие на весь биокинез. Он также дает некое жесткое излучение,
в котором фатально мутирует любая рациональная идея.
- Вот это понятно.


- В девяносто четвертой квартире Иван Николаич Давай хеком подавился. Был человеком - подавился хеком.


- Я говорил, народ - всегда выручит.


- О! Один от всех, а все - от одного. Всюду, товарищи мои дорогие, происходит единство противоположности, и противоположность единства.


- Отдыхай, Петь, нас не касается.
- Нас ничего не касается! Народ вперед идет, мировая обстановка вся к черту раскаленная, континенты кругом и... регионы.


- Алгебра - долой, физика - долой. Все к черту - свобода!


- Что за шум, ввиду случившегося?


- Что ж вы на ребятишек посреди ночи? Как разбойники. Не вполне?


- Кто растет? Махно растет.


- Что за люди? Любую идею опошлят. Любую идею опошлят.


- Люди - как люди живут. По паркам гуляют, по курортам ездят. А мой? Калымить, пиво трескать и на футбол свой дурацкий!
- Ты хоть раз, хоть раз вышел куда с семьею-то, сапог пятигласный.
- Что?


- Да. Снова случАи начались. Обратно.


- Что хватит? Что хватит?! Почему у нас даже рюмки исчезли?


- Не надо извращать моих слов, моих идей.


- Лишнего не надо, лишнего. Все, что лишнее - то вредно.
- Рюмки - это лишнее.
- Не передергивай.


- Да мы из кострюли можем. Петя, да ничего не надо, ты гений.
- Сам ты... гений.


- Я говорил о том, что мы должны...
- Что мы должны думать о душе, а не о бренном теле. Это мы поняли.
- Нет. Это вы не поняли. Вам это не дано понять.


- Так, Вась, я сейчас с тобой ухожу. Раз такое дело - пускай. Агрессоры оголтелые.


- Это я, это я все делала, чтобы ты из Полуорлова, из... не знаю чего превратился в Орлова, в ОРЛА!


- Клавдия, не стой на путях!


- Да может, у меня есть... мечты. Может, мне жить тут среди вас давно... тесно. Где костюм?!


- Останови его, он уйдет!
- Не приду. Долго.


- Да пущай идет. Воздух чище будет.


- Обчистимся от ложных заблуждений, товарищи дорогие.


- Римлянцы, совграждане, товарищи дорогие!


- Был холод и голод. Ведь у Экклезиаста мы печки топили, и по этажам воду носили.


- В задачке спрашивается: "Сколько вытечет портвейну из открытого бассейну?"


- Наши дамочки умны стали. Принципиальные.


- Вот ты мне скажи: меня можно уважать? Можно?
- Об чем разговор-то, Петь!


- Во, обожди. Ты Пушкина знаешь?
- Пушкина? Константин Иваныча?!


- В библиотеку запишуся... эх, вот рассказ "Каштанка" не дочитал, чем там дело кончилось?


- Во - идея! Я сегодня Клавдии - букет. Теще - да бог с ней, букет. Ну моя Клавдия, она помрет сейчас. Ты представляешь - прихожу, а сам с букетом.


- Здорово, скажу, брат Пушкин. Не ожидал?


- Хороший вы народ, мужики, только облику не теряйте!





...................................................................................................................................................................................
[b]СТРАНИЦА: 1 2 3 4 5



Важно знать:
1. Если фильм не идёт - скорей всего нужно установить приложения:
         
Flash player
    Google chrome
2. Если фильм тормозит - поставьте его в ходе показа ненадолго на паузу



Ноябрь 2019 (10)
Октябрь 2019 (27)
Сентябрь 2019 (13)
Август 2019 (8)
Июль 2019 (17)
Июнь 2019 (29)
«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
 

 

 
Быстрое меню:
Комедии * Драмы * Детективы
Детские * Приключения * Фантастика
Военные * Документальные * Зарубежные

Подборка фильмов * Цитаты

Мультфильмы * Статьи

Радиопередачи * Радиопередачи для детей
Песни из фильмов * Записи речей и сводок

Плакаты * Фотографии * Автоматы
 


 
 


 
Популярное на сайте:
  • Дети солнца (1985)
  • Неоткрытые острова (1974)
  • Как Хашим был большим (1976)
  • Сильная личность из 2 А (1984)
  • Мишка-артист (1976)
  • Железная принцесса (1988)
  • Когда тебе двенадцать лет (1979)
  • Айя (1987)
  • Карнавал (1972)
  • Большая новогодняя ночь (1978)
  •  


     
    Поиграть в советские автоматы онлайн:

    Igrovie-avtomati-v-sssr
     


    Мы в вконтакте:


     
    Последние комментарии:
    • Давид 18.11.2019
      Снайпер (1931)
      Давид
      нет здес не каких полеи
    • ветер 18.11.2019
      Завтрак у Тиффани (1961)
      ветер
      История с людьми понятна, а вот история кота без имени получилась почти печальная...грустно, как легко выставить его в дождь за дверь, потому что есть у этой девицы более главные проблемы, которые овладели её разумом и сердцем...:steamsad:
    • wind 17.11.2019
      Страх над городом (1974)
      wind
      Фильм понравился! Много опасных трюков, много юмора и какой отличный с неповторимой харизмой актёр - Жан-Поль Бельмондо, приятно посмотреть!
    • valstep58 16.11.2019
      Испытательный срок (1960)
      valstep58
      замечательный фильм актеры хорошие молодые еще
    • Артем 16.11.2019
      Пароль не нужен (1967)
      Артем
      Класс!! Спасибо за подвиг и труд Исаеву , Чену (он же Роман Романович Ким) и многим другим Людям - и конечно Юлиану Семенову!
    • _eva_2007 15.11.2019
      Дубровский (1988)
      _eva_2007
      Цитата: уйц
      ФУ

      фу в твоих трусах
     


     
    Интересные факты из СССР
    ------------------------------------------------------
    "Человек спасший мир от ядерной войны" - за время Холодной войны было немало случаев, когда мир стоял на пороге ядерной войны из-за неверных показаний систем обнаружения запусков ракет. Так, в 1979 году в США была поднята тревога из-за того, что на одном из компьютеров по ошибке была загружена учебная программа массированного ядерного удара. Однако спутники не обнаружили стартов ракет, и тревога была отменена. А в 1983 году дала сбой советская система спутникового обнаружения, передав сигнал о старте нескольких американских ракет. Сидящий на пульте подполковник Станислав Петров взял на себя ответственность не передавать информацию высшему руководству страны, решив, что вряд ли США будут наносить первый удар столь малыми силами. В 2006 году ООН наградила Петрова как «человека, предотвратившего ядерную войну».